Биржи сдались коронавирусу: инвесторы больше не верят, что все обойдется

Инвесторы наконец поверили, что мир обеднеет из-за коронавируса, и устроили в понедельник распродажу десятилетия. Такого не было со времен финансового кризиса 2008 года, от которого экономика до конца еще не оправилась.

Вот уже несколько недель эпидемия подтачивала веру в будущее, но рынки держались и всякий раз отыгрывали падения в надежде, что все обойдется. Но новости минувших выходных развеяли оптимизм и посеяли панику: вирус освоился в странах Запада, Италия закрыла самый богатый регион на карантин.

Последней каплей стала ценовая война на нефтяном рынке. Саудовская Аравия после разлада с Россией открыла нефтяные краны, и цена нефти рухнула на треть, что стало триггером масштабной распродажи на мировых финансовых рынках.

Акции в Европе и США подешевели в среднем на 6-10%, причем торги в Нью-Йорке пришлось приостановить на четверть часа сразу после открытия, чтобы охладить пыл продавцов. Курсы валют сырьевых стран, включая российский рубль, стремительно снижаются, а госдолг развитых стран – дорожает, несмотря на нулевую или даже отрицательную доходность.

Основной задачей для инвесторов стало не приумножение капитала, а его сохранение и минимизация потерь. Подобный сценарий обещает проблемы и тем, кто копит деньги на депозитах или в пенсионных фондах. И тем, кто занимает: перед угрозой рецессии банки неохотно кредитуют бизнес и потребителей. И собственно самим банкам, теряющим капитал и доходы.

Аналитики соревнуются в трагизме, новостные ленты пестрят комментариями один мрачнее другого. “Кровавая баня”, “черный понедельник” – возможно, преувеличенные описания в исторической перспективе, однако никто не спорит с тем, что эта неделя началась самой масштабной распродажей со времен последнего кризиса.

Если она продолжится, фондовые рынки прервут самое продолжительное ралли современной истории и от поступательного роста перейдут к плавному снижению, что будет означать одно: инвесторы больше не верят в способность мировой экономики пережить вспышку коронавируса и продолжить рост. Они готовятся к новому кризису.

“Паника и капитуляция”

Рынки настроены мрачнее прогнозов прошлой недели, когда никто не спешил говорить о рецессии. Клуб богатых стран ОЭСР предупреждал несколько дней назад, что никаких 3% роста мировой экономике в 2020 году уже не видать, но даже в самом мрачном сценарии они ожидали прироста богатства в мире на 1,5%, а не рецессии.

Поскольку вспышка началась на “мировой фабрике” – в Китае, от нее пострадали как предложение, так и спрос. Компании по всему миру сокращают производство, затихла торговля, падают перевозки грузов и пассажиров, люди сидят по домам, потребление товаров и услуг подавлено.

Рецепт прошлого кризиса – стимулирование спроса через накачку экономики дешевыми деньгами – на этот раз малоэффективен, поскольку деньги от вируса не помогают. И фактически недоступен, поскольку ставки центробанков с тех пор остались близкими к нулю или вовсе отрицательными, как в еврозоне или Японии.

Остается бюджетное стимулирование, дотации и господдержка бизнеса, временно лишенного дохода. Однако многочисленные призывы к правительствам со стороны центробанков и международных организаций пока возымели лишь ограниченное действие. Обещанные властями Италии, Южной Кореи и некоторых других стран суммы в несколько миллиардов долларов смехотворны по сравнению с убытками от коронавируса.

Все это говорит о том, что рост мировой экономики будет замедляться, а следовательно, ей нужно будет меньше ресурсов. Именно поэтому вспышка вируса привела к падению цен на нефть. Традиционно в периоды такого резкого сокращения спроса ведущие производители нефти – страны ОПЕК во главе с Саудовской Аравией и Россия – урезали предложение, чтобы поддержать цены.

Однако на этот раз случилось ровно противоположное: они не только не сократили добычу, но решили увеличить ее. Россия отказалась поддержать ОПЕК, опасаясь, что любое снижение поставок ее нефти на мировой рынок окажется на руку крупнейшему производителю нефти в мире – США. А Саудовская Аравия решила принять вызов и в ответ не сократить, а увеличить поставки, да еще и дать скидки клиентам в надежде отвоевать долю рынка у конкурентов.

К такому затовариванию нефтью мир не готов, и потому цены рухнули сразу на треть – последний раз такое случалось в далеком 1991 году, когда началась война в Заливе.

С нефтяного рынка паника перекинулась на все остальные.

“На этой неделе мы наконец наблюдаем полномасштабную ликвидацию позиций, признаки капитуляции и всеобщей паники. Падение нефтяных цен нарушило и без того хрупкое равновесие на рынках”, – цитирует агентство Рейтер управляющего активами Пола О’Коннора из инвестфонда Janus Henderson.

Падение цен на нефть обещает проблемы сырьевым странам, поэтому их валюты и рынки пострадали первыми, как и акции нефтяных компаний на западных биржах. А поскольку рецессия грозит всему бизнесу убытками и банкротствами, а банкам – плохими долгами и потерей дохода, инвесторы кинулись продавать их акции.

Во Франкфурте-на-Майне лидером падения стали бумаги Deutsche Bank (-12%), в Париже на 10% подешевели банки Crédit Agricole и Société Générale.

Но даже на падающем рынке есть оптимисты: популярностью в понедельник пользуются акции авиакомпаний, несмотря на то, что они первыми оказались в группе риска из-за коронавируса.

Их бумаги на европейских биржах либо подорожали, либо подешевели меньше других, потому что на прошлой неделе их сбрасывали в первую очередь, а теперь они выглядят недооцененными для тех, кто верит, что низкие цены на нефть и авиакеросин помогут авиалиниям пережить падение спроса, обещающее им худший год за все посткризисное десятилетие.

Об авторе

Coronavirus

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *