Инфекционную больницу для Москвы строит поставщик “бордюров за миллиарды”

Поставщик бордюров, за которые московская мэрия заплатит 3,2 млрд рублей, оказался одним из трех главных “субгенподрядчиков” больницы для зараженных коронавирусом, которая спешно строится под Москвой. Могла ли компания “Крост” получить контракт на бордюры в обмен на обязательство очень быстро построить семь лечебных корпусов больницы?

24 марта на стройплощадку больницы для зараженных коронавирусом возле подмосковной деревни Голохвастово приехал мэр Москвы Сергей Собянин. Репортаж об этом визите выпустил “Первый канал”.

“В принципе, это не конь и сарай, это современная больница с комфортными палатами, с комфортными санузлами отдельными”, – говорил мэр, одетый в ярко-желтую куртку и каску с гербом Москвы, стоя в уже построенной палате.

“Ультрасовременная, Сергей Семенович, ультрасовременная, ультраоснащенная”, – нахваливал больницу вице-мэр по строительству Андрей Бочкарев.

Рядом с ними стояли глава департамента строительства Москвы Рафик Загрутдинов и руководитель государственного “Мосинжпроекта” Марс Газизуллин.

В их компании выделялся невысокий мужчина в очках и черном пальто. Именно к нему в сюжете и обратился Сергей Собянин с вопросом, который на других подобных объездах задает главному подрядчику: “Как идет работа?”

Этот мужчина – генеральный директор строительной компании “Крост” Алексей Добашин. 27 марта – через три дня после приезда мэра на стройплощадку больницы – связанная с “Кростом” компания заключила с мэрией контракт на поставку бордюров за 3,2 млрд рублей.

Этот контракт, обнаруженный “Медузой”, вызвал широкий резонанс. Мэрия в ответ объясняла, что покупает бордюры сразу на несколько лет вперед.

Как строят больницу для больных Covid-19

Спешное строительство больницы для зараженных коронавирусом началось в начале марта. 5-го числа Сергей Собянин дал указание проработать такую возможность, 11-го прибыл на место, а уже 12-го числа строители приступили к работам

“Здесь было чистое поле”, – вспоминал впоследствии Собянин.

Под будущую больницу выделили заброшенный сельскохозяйственный участок возле деревни Голохвастово в Новой Москве, присоединенной к столице в 2012 году. Землю мэрия выкупила у одного из закрытых паевых фондов еще до эпидемии, в декабре 2019 года (данные Росреестра).

Площадку выбирали по принципу ее удаленности от города.

“Крупных жилых комплексов в этом районе нет. И я гарантирую, что никакой опасности для местных жителей она представлять не будет. Очень прошу с пониманием отнестись к моему решению”, – успокаивал мэр в своем блоге.

По плану здесь появится больница из 12 двухэтажных корпусов, способная принять до 900 пациентов. Темпы строительства по российским меркам впечатляющие: на 4 апреля основные строительные работы были завершены, началась отделка медицинских корпусов.

В мэрии подчеркивают, что инфекционная больница – не временный объект, и после окончания эпидемии будет использоваться по назначению.

С учетом экстремальной ситуации, работы в Голохвастово ведутся без конкурсных процедур, указывали “Открытые медиа”. Лишь 2 апреля, через две недели после начала строительства, “Мосинжпроект” заключил контракт на экспертную оценку стоимости больницы и технических решений, которые реализуются прямо сейчас. При этом, оценку подрядчик вправе сделать до конца сентября, указано на сайте госзакупок.

“Мосинжпроект” выступает генподрядчиком, указано на сайте организации. В той же роли “Мосинжпроект” выступает, например, на стройках метрополитена, привлекая другие компании на субподряд.

Больницу для зараженных коронавирусом возводит “элита стройкомплекса Москвы” – так назвали строителей в одном из сообщений столичного правительства. На конец марта там работали более трех десятков организаций, сообщал правительственный канал “Москва-24”. Всего на объекте трудились около 10 тысяч рабочих.

“Здесь вся Москва в буквальном смысле! Тут дурдом”, – говорит собеседник, близкий к одному из подрядчиков стройки.

Стройка разделена на три крупных направления, за каждое из которых отвечает “субгенподрядчик”, остальные уже работают на него, рассказали собеседники, знакомые с этим проектом.

Например, за общежития для врачей отвечает “ДСК-1” – “дочка” крупной строительной компании ФСК, которая активно сотрудничает с мэрией по программе реновации. В пресс-службе компании подтвердили, что у “ДСК-1” есть статус “субгенподрядчика”.

Главным по лечебным корпусам выступает “Крост”: он возводит 7 из 12 зданий, в которых будут лежать больные. На сайте компании даже было выложено видео со стройки, на котором “Крост” был назван этим странным словом – “субгенподрядчик”.

Но после того как Би-би-си обратилась в компанию за комментарием, видео удалили.

“Душа болит”

“Крост” (сокращение от “Кровля и строительство”) – московская девелоперская компания, которая строит дома в столице еще с 1990-х. По данным Единого ресурса застройщиков, сейчас у нее возводится свыше 200 тысяч кв.м. жилья (87-е место по России).

“Крост” также построил в Москве несколько десятков церквей по программе “200 храмов”, в рамках которой в столице возводились культовые сооружения “шаговой доступности”. Кроме того, компания сотрудничает с мэрией по программе реновации.

В 2018 году владелец и директор компании Алексей Добашин был доверенным лицом Владимира Путина на выборах президента и Сергея Собянина – на выборах мэра.

Сюжет “Первого канала” – не единственный пример его появления перед камерами на стройплощадке инфекционной больницы. Добашин также водил по стройплощадке корреспондентов “Москвы-24” и “Вестей”.

“Город идет на дополнительные траты, чтобы был максимум безопасности и дезинфекции”, – говорил он, например, в репортаже “Москвы-24”.

Получает ли “Крост” и другие подрядчики деньги за работы по строительству больницы в условиях, когда нет официального контракта, подлежащего публикации на сайте госзакупок?

“Строительство идет “в ноль” или даже “в минус””, – говорит собеседник в “Кросте”, попросивший об анонимности, так как не уполномочен раскрывать детали проекта. Источник в другой компании, в свою очередь, добавляет, что им до начала работ был выдан некий аванс – мол, “за спасибо” никто работать не будет.

Контракт с Москвой “Крост” заключил, но в совсем другой сфере: 27 марта ГБУ “Автомобильные дороги” подписало со входящим в концерн “Бетонным заводом №222” договор на поставку бордюрного камня за 3,2 млрд рублей, обратила внимание “Медуза”. Другие поставщики на конкурс заявляться не стали.

Собеседник в “Кросте” утверждает, что получение контракта на бордюры никак не связано с тем, что на строительство больницы компании приходится тратить в том числе собственные средства. В самой компании, в аппарате вице-мэра Андрея Бочкарева и “Мосинжпроекте” не ответили на запросы Би-би-си.

Но подобная неофициальная форма компенсации понесенных затрат все же встречается в российской практике, утверждает замдиректора Transparency International в России Илья Шуманов. Общая схема выглядит следующим образом: местные власти просят компанию выполнить какие-то необходимые работы или закупить нужные товары, обеспечивая взамен победу в официальных конкурсах, говорит он.

“Это [участие в строительстве больницы] – добрая воля Добашина, он ночами не спит, у него душа болит за город, – парирует, впрочем, собеседник в “Кросте”. – А бордюры у нас самые лучшие”.

Об авторе

Coronavirus

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *