“Когда ученик может тебя замьютить”: как школьники и учителя привыкают к дистанционному обучению

Из-за эпидемии коронавируса российские учебные заведения перешли на дистанционное образование. Русская служба Би-би-си изучила, как одиннадцатиклассники готовятся к ЕГЭ дистанционно и почему боятся попасть в армию из-за переноса экзаменов. Привыкают к новым условиям и учителя: они стараются освоить Zoom и не потерять контакт с учениками.

Занятия в российских школах остановились с 23 марта из-за эпидемии коронавируса. С 6 апреля большинство школьников и студентов перешли на дистанционное обучение. Но из-за технических проблем сделать это удалось не везде – некоторых учащихся отправили на внеочередные каникулы.

Досрочная сдача ЕГЭ должна была начаться в 20-х числах марта, но ее перенесли на лето. Почти на две недели сдвинули и основную волну единого государственного экзамена – с 25 мая на 8 июня.

До последнего времени обсуждался очередной перенос даты ЕГЭ. Министр просвещения Сергей Кравцов 5 апреля в эфире “Радио Sputnik” допустил новую отсрочку. А 7 апреля в Госдуме выступили с более радикальной идеей: зампред комитета по образованию Олег Смолин предложил вовсе отменить ЕГЭ в этом году. Но в тот же день Кравцов заявил: единый госэкзамен не отменят и все-таки проведут 8 июня.

В ожидании повестки и выпускного

Опрошенные Русской службой Би-би-си одиннадцатиклассники не в восторге от переноса ЕГЭ, хоть это и даст им больше времени на подготовку.

“Я вначале резко на это отреагировала: это и выпускной переносится, и последний звонок, и времени на поступление тратится больше”, – говорит Дарья из восьмитысячного города Олонец в Карелии. Из-за переносов приходится отменять заранее заказанные и оплаченные на ночь выпускного рестораны.

У Николая из Кирова другой повод для тревоги. “Чувства противоречивые, потому что повестку в военкомат никто не переносил”, – замечает он. Ему уже пришла повестка в военкомат на 6 июля. При старых сроках ЕГЭ он успевал сдать госэкзамен и получить аттестат – этого достаточно для отсрочки до осени. Сейчас он опасается не успеть сделать это до призыва в армию.

Дарья из Олонца рассказывает про слухи в школе, что выпускные классы оставят на второй год, если ситуация с эпидемией ухудшится. Получить аттестат она желает как можно скорее, чтобы потратить год “на что-то более стоящее”: переехать в Казань или Петербург и учиться там на психолога или экономиста.

Ученики видят и преимущества в переходе на дистанционное обучение. “В школу я сейчас не хожу, но мне это в общем-то на руку, так как я в силу некоторых обстоятельств осталась в классе с физико-математическим уклоном, – говорит Диана из Тольятти. – Там от меня требуют знания этих предметов, а я всем существом сопротивляюсь этому, так как они мне не пригодятся для сдачи и жизни в дальнейшем”. Диана собирается поступать на журфак. В этом году она участвовала в олимпиаде “Покори Воробьевы горы” – это один из способов для подростков из регионов поступить в МГУ. Девушка должна была лететь в Москву на второй этап, но за день до вылета узнала, что олимпиаду перенесли из-за эпидемии. Авиабилеты в Москву “сгорели”.

А Глеб из Москвы и вовсе радуется появившемуся свободному времени, которое можно потратить на самостоятельную подготовку к ЕГЭ. Хотя неизвестно, насколько эффективной она будет в сравнении с обычными школьными занятиями, добавляет он.

Трудности с переходом на дистанционку

Поскольку в России нет единого утвержденного интернет-ресурса для дистанционного обучения, на сайте министерства просвещения приводятся около 20 рекомендуемых образовательных платформ. Из них две государственные. Это “Российская электронная школа”, в которой собраны интерактивные уроки по всему школьному курсу с 1-го по 11-й класс, есть задания для самопроверки, каталог музеев, фильмов и музыкальных концертов. И “Московская электронная школа” с набором электронных учебников и тестов, интерактивных сценариев уроков.

Но пока далеко не все школы в России смогли начать видеоуроки. Ева из села Муравлянка Тверской области говорит, что пока это больше похоже на каникулы, чем на дистанционное обучение. У них в школе видеообучения не организовали. Вместо этого учителя дают задания, которые дети должны выполнять.

“Живого общения с учителем не хватает, нужно, чтобы кто-то объяснял, – говорит Ева. – Конечно, есть учебники и куча материалов в интернете, но все-таки лучше, чтобы объяснял живой человек, с которым можно вести диалог”.

У некоторых учащихся нет ноутбука или интернета, им дают задания по учебникам. В школе у Дарьи из Олонца учеников опрашивали, у всех ли есть доступ к интернету, все одиннадцатиклассники ответили положительно. В селе Муравлянка дети из бедных семей решают задания на смартфонах и говорят, что это вполне удобно, рассказывает Ева.

В школе села Кудиново Калужской области раздали ноутбуки в те семьи, где компьютеров не было. Министр образования области обещал помощь с техникой многодетным семьям.

Но около 20 учеников в Кудиново до сих пор не могут заниматься онлайн. “Единственный выход, который мы видим – оставлять им задания на вахте школы. По-другому ты не можешь с ними никак связаться. Классный руководитель не будет ездить на автобусе в разные села, чтобы развозить домашнюю работу”, – говорит учительница обществознания Рената Давлетова. Она приехала в Кудиново по программе “Учитель для России”, по которой молодым педагогам доплачивают за переезд в глубинку.

По ее словам, дети живут в разных селах, некоторые приезжают в школу в Кудиново из близлежащих деревень. И связь там может быть нестабильная и плохая.

“Видимо, вчера все школьники в стране стали использовать Zoom”, – смеется Рената: у них видео “тормозило” и дети регулярно “вылетали” из видеоконференции.

Как учителя оценивают онлайн-занятия

Рената Давлетова помимо Zoom подключила другие платформы для повышения интереса детей: Learnis, где нужно найти задание, которое спрятал учитель, Coreapp – с интерактивными заданиями и моментальными комментариями учителя, Kahoot! – с обучающими играми.

Среди тех, у кого интернет есть, задания выполняют только “наиболее осознанные” из учеников, признает учительница. То есть те, кто и в классе чаще включался в работу. А те, что и в обычное время отвлекались, теперь не делают ничего.

К тому же не все учителя в школе, где работает Давлетова, научились вести уроки онлайн. “Учителя старой школы, которые никогда не применяли онлайн-технологии, могут просто скинуть номер параграфа, задания и сказать – все, присылайте, – пересказывает она жалобы своих учеников. – Многие им ничего не объясняют, просто кидают на амбразуру новых знаний. Раньше ты не понял тему, подошел после уроков и уточнил. А здесь такого нет: у них нет поддержки учителей, которая была до этого”.

Учительница английского Ксения Ситникова из школы в городе Выксы Нижегородской области переживает из-за технических проблем.

“Вчера я бы сказала, что все работает идеально: я перевела школу на Google Classroom, уроки учителя ведут через Zoom, все прекрасно, – рассказала она. – А сегодня ничего не работает, в Google-классе учителя стали неправильно давать задания, Zoom висит, но найти ему альтернативу за утро невозможно. И все пишут мне!”

Она преподает в школе по программе “Учитель для России” и помогает другим учителям разобраться с программами для дистанционного обучения. Ситникова штудировала и выбирала сервисы всю предыдущую неделю, пока ученики сидели дома на каникулах. Сейчас в школе объявили переходную неделю: двойки за невыполненные задания ставить не будут, потому что ученики и учителя не до конца разобрались с новой системой.

Видеоуроки Ксения считает необходимыми: “Когда просто даешь задание в Google-классе, его делают только самые сознательные, только отличники. Сейчас надо отслеживать детей: кто вообще понял, как куда заходить… Это понятно только по видеосвязи. А десятому и одиннадцатому классу Zoom очень понравился – им скучно сидеть дома, хочется общения, а просто выполнять задания не так вдохновляюще, как поговорить с учителем”.

Учитель информатики в школе деревни Каменка (Воронежская область) Владислав Акульшин тоже приехал туда по программе “Учитель для России”. Он взял настройку онлайн-обучения в свои руки и показал учителям Discord. Этот геймерский сервис неожиданно подошел для школы. Акульшин рассказывает, что приложение Discord “тянут” даже старые компьютеры, а его сервера, созданные под массовые конференции, трудно перегрузить.

Акульшин видит во внезапно свалившейся на голову учителям “дистанционке” возможности для роста. “Учителям это позволяет отрефлексировать: а чем ты вообще занимаешься, какой продукт ты даешь детям, – говорит учитель. – Они учились преподавать много лет назад, когда мир другой был. Внимание уже не так просто завоевать, просто повысив голос, внимание ученика – это ценный ресурс, когда с тобой соперничают Facebook и “ВКонтакте” с его играми. Когда ученик может тебя замьютить, по-другому надо работать”.

Об авторе

Coronavirus

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *