Коронакризис в Европе будет хуже мирового. Придется потратить триллионы евро, но проблема не в деньгах

Мир погружается в худший кризис за последние 100 лет, и среди развитых стран более других пострадает ЕС – вторая по размеру экономика планеты и крупнейший в мире политический союз с населением 450 млн человек.

Пандемия Covid-19 обойдется ЕС в триллионы евро, и они у 27 стран союза и общеевропейского правительства в Брюсселе либо есть, либо найдутся. Сложнее будет договориться между собой о том, как собрать и на что потратить эти деньги. Это долгий процесс даже в мирные годы, а сейчас время играет против стран ЕС, рассорившихся на почве вируса.

Способность помириться и согласовать антикризисный план определит не только глубину кризиса, но и место Европы в посткоронавирусном мире. Сделать это попытаются лидеры всех 27 стран на виртуальном саммите в четверг, 23 апреля. Они попробуют одобрить план пожарных мер стоимостью полтриллиона евро. Но это только начало. На восстановление потребуется намного больше. А значит, и споры будут жестче.

“Мировая экономика входит в рецессию, и европейская вместе с ней – однако в более глубокую. Странам еврозоны придется увеличить расходы на беспрецедентную сумму: триллион, полтора триллиона евро”, – сказал вице-президент Европейского центробанка Луис де Гиндос.

Ущерб будет зависеть от продолжительности карантина. Каждый месяц экономика сокращается на 2-3%, привел де Гиндос оценки международных финансовых организаций.

“Так что за полтора месяца мы упадем примерно на 5%. За три – вдвое существеннее”, – сказал он.

По оценкам Еврокомиссии, общий размер заявленных странам ЕС антикризисных мер уже превысил 3 трлн евро. Правда, не все эти деньги выделены, а часть может так и остаться обещаниями, если лидеры 27 стран не найдут общий язык.

В 10 раз хуже предыдущего кризиса

По мнению Международного валютного фонда, мировая экономика в этом году погрузится в рецессию, сократившись на 3%, и даже если она резко восстановится в 2021 году, мир недосчитается примерно 9 трлн долларов из-за коронавируса.

При этом обвал в Евросоюзе (минус 7%) будет более существенным, чем в США (-6%) и Японии (-5%), а конкурент ЕС в борьбе за звание второй крупнейшей экономики мира – Китай и вовсе избежит падения (+1,2%).

Предыдущий кризис в Европе – долговой, последовавший за мировым финансовым 2008-2009 годов – дает примерное представление о масштабах грядущего бедствия и предстоящих тратах на устранение его последствий.

В прошлый раз, 10 лет назад, почти полтриллиона евро ушло на спасение небольших стран: Греции (ее ВВП в 2009 году составлял 250 млрд евро), Португалии (175 млрд), Ирландии (170 млрд) и Кипра (20 млрд).

То есть на помощь им потребовались затраты, сопоставимые с общими размером их экономики.

На этот раз в кризисе уже гиганты, и порядок цифр совсем другой. Общий размер экономик только трех наиболее пострадавших от коронавируса стран еврозоны почти в 10 раз больше. ВВП Италии – 1,8 трлн евро в год, Испании – 1,2 трлн, Франции – 2,5 трлн.

Разница в том, что деньги на спасение самих себя они могут занять свободно и недорого, особенно если будут действовать согласованно. У Греции, Ирландии и Кипра такой возможности 10 лет назад не было.

Проблема сейчас не в отсутствии денег, а в отсутствии согласованности и единого подхода. Найти общий язык пока не получается, несмотря на беспрецедентную для Европы интенсивность общения.

Обычно лидеры 27 стран ЕС собираются четыре раза в год, но из-за коронавируса они встретятся уже в четвертый раз всего за несколько недель. Правда, сейчас им собраться легче – можно не выезжать из дворцов, не нужны кортежи, самолеты и свита. Достаточно монитора с видеосвязью и верхней части делового костюма.

Из-за чего спорит Европа

Коронавирус нанес удар в самое сердце экономики ЕС – по единому рынку, в котором свободно перемещались товары, услуги, капитал и рабочая сила. Закрылись не только внешние границы ЕС – вернулись внутренние.

Оставшись наедине с вирусом, южные страны союза, до сих пор критиковавшие Брюссель за стремление к централизации и вмешательство в их дела, стали жаловаться на то, что ЕС бросил их в беде. Проспав вход в кризис, Еврокомиссия решила возглавить выход из него.

Чиновники общеевропейского правительства придумали план пожарных антикризисных мер на полтриллиона евро и очертили более амбициозный и дорогой план восстановления и возврата к процветанию.

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен называет его новым планом Маршалла, сравнивая масштаб с послевоенным восстановлением Старого Света, и обещает “триллионы евро”.

Однако она скупа на детали. Примерные очертания самого затратного проекта в истории Евросоюза ожидаются только к маю. И во многом будут зависеть от того, о чем договорятся лидеры стран ЕС в четверг.

Но прежде им придется снять разногласия относительно более скромного и злободневного антикризисного плана. Его с трудом набросали министры финансов стран еврозоны за час до пасхальных каникул. В плане остались прорехи, чреватые разладом на саммите.

Например, в него не попала идея выпуска совместного долга – “коронабондов”, против которой выступают более обеспеченные и финансово дисциплинированные северные страны во главе с Нидерландами. Лагерь сторонников возглавляет Италия, и она не спешит капитулировать.

В плане прописано, где взять деньги на первую, оборонительную стадию войны с вирусом.

Чтобы отвести непосредственные и немедленные угрозы эпидемии, ЕС закрыл внешние границы на месяц, стимулировал закупку и выпуск медицинского оборудования и средств защиты, вложил 150 млн евро в разработку вакцины и лечения. Помог гражданам, застрявшим за границей, и выделил 20 млн на помощь странам-партнерам.

Но это гроши по сравнению с самой затратной статьей антикризисного плана – помощью экономике. ЕС хочет пустить 540 млрд евро на минимизацию ущерба от карантина: ведь чем глубже падение сейчас, тем затратнее будет восстановление.

На что потратить полтриллиона

Кризис на самом богатом и крупном рынке в мире угрожает не только самой Европе, но и всем странам, которые поставляют на него сырье, товары и услуги. Размер экономики 27 стран Евросоюза (без учета Великобритании, покинувшей союз в январе) составляет 14 трлн евро. ЕС опережает по этому показателю Китай и уступает только США.

Чтобы смягчить шок для экономики, государства-члены ЕС пустились в масштабные траты на поддержку населения и бизнеса. Однако жить не по средствам им запрещают европейские бюджетные правила, поэтому деньги на продолжительный карантин найдутся не у всех.

Антикризисный план призван временно решить эту проблему. Прежде всего за счет перераспределения средств между статьями общеевропейского бюджета и смягчения требований к финансовой дисциплине в странах-участницах союза.

План состоит из трех частей.

Первая – 100 млрд евро людям. Многие страны ЕС компенсируют гражданам значительную часть потерянного из-за карантина дохода. Кто-то субсидирует зарплатные ведомости бизнеса за счет средств казны, другие оплачивают отпуск по уходу за детьми, третьи вводят специальные пособия. Чем дольше карантин, тем затратнее эти меры.

Вторая – 200 млрд евро бизнесу. Распределяться эти деньги будут в виде гарантий Европейского инвестиционного банка по кредитам малому и среднему бизнесу, который уже получил доступ к 40 млрд на краткосрочное рефинансирование долгов. Фактически на эту сумму общеевропейский банк развития берет на себя до 80% рисков коммерческих банков, кредитующих бизнес.

Третья – 240 млрд евро странам. Льготные кредиты государствам, примерно похожие на те, что получали Греция и другие страны в кризис 10-летней давности. Они будут выделены из созданного тогда стабфонда ESM (European stability mechanism).

Против кредитов ESM как раз выступала Италия, предлагая альтернативу – общеевропейские “коронабонды”. Она опасалась, что как и 10 лет назад, антикризисные ссуды будут обременены драконовскими требованиями к экономической политике стран-получателей.

Министры финансов нашли компромисс: финансировать будет все же ESM, но властям на местах дадут полную свободу распоряжаться ими, не опасаясь окриков и проверяющих из Брюсселя. Но только в том случае, если размер кредита не превысит 2% их ВВП, а деньги пойдут исключительно на борьбу собственно с вирусом, а не его экономическими последствиями.

Точку в этом споре могут поставить только лидеры стран ЕС. Ближайший саммит 23 апреля позволит получить представление о том, как быстро Европа сможет объединить разрозненные атаки на вирус в единый фронт войны за сохранение ведущих позиций в мировой экономике. И сколько это будет ей стоить.

Об авторе

Coronavirus

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *