Коронавирус погружает мир в новый кризис. Почему небогатые страны пострадают больше других?

Пандемия Covid-19 и карантин дорого обойдутся миру: коронакризис уже начался, и по всем прогнозам он будет самым разорительным за столетие. Пока все идет к тому, что относительно небогатые развивающиеся страны вроде России, Индии или Мексики пострадают больше обеспеченных развитых государств. По нескольким причинам.

Пусть большинство из них к этому кризису подготовились лучше, чем к предыдущему, не все успели перестроить экономику, накопить подушку безопасности и слезть с долговой иглы. За прошедшее десятилетие ни одна развивающаяся страна не перешла в стан развитых.

Из-за коронавируса небогатые государства попали в “идеальный шторм”. Мало того, что реанимация в Бразилии или на Украине хуже подготовлена к пандемии, чем западные больницы, а плотность населения и условия жизни способствуют распространению вируса.

Экономически эти страны слабее, и пока богатые прощаются с привычным комфортом, остальным приходится бороться за выживание.

“В развивающихся странах (даже без учета Китая) живет две трети населения планеты. Коронакризис нанесет им беспрецедентный урон, – предупреждает ООН. – Ударная волна пандемии обрушилась на экономики развивающихся стран сильнее, чем в мировой финансовый кризис 2008 года”.

Все потому, что в мирное время для большинства небогатых стран источником развития служат развитые экономики или Китай. Но у них самих сейчас проблемы, и поэтому они меньше покупают, выводят капитал и поворачиваются спиной к трудовым мигрантам.

Из-за этого развивающиеся экономики теряют возможность жить в долг. Доходы сырьевых стран тают из-за падения спроса на нефть и металлы. Переводы от работающих за границей иссякли, туристы не едут. Поступления в казну тают, а расходы на поддержку населения и бизнеса, медицину и обслуживание долга растут.

В итоге развитие задерживается, что обещает отставание в будущем и возврат в неравное прошлое.

Предотвратить перемотку мировой истории на полвека назад можно за 2,5 трлн долларов, подсчитала ООН и призвала собрать для развивающихся стран антикризисный пакет, “чтобы от выражения международной солидарности перейти к конкретным делам”.

Но зачем богатым странам думать о бедных?

Хотя бы потому, что если они не справятся с вирусом и его социальными и экономическими последствиями, развитому миру это аукнется не только второй волной пандемии.

Преумножение бедности и нестабильности на планете чревато переворотами, голодными бунтами, новым потоком беженцев, сокращением торговли и доступа к природным ресурсам.

Неравная борьба

В борьбу с эпидемией развивающиеся страны вступили со связанными руками, по определению ООН.

Почти 80 государств ограничили вывоз медицинского оборудования и средств защиты, что привело к дефициту и росту цен на предметы первой эпидемиологической необходимости.

А главные производители всего этого – ведущие мировые экономики. На Германию, США и Швейцарию приходится треть мировых поставок лекарств и оборудования для больниц, а 40% средств защиты выпускают Китай и все те же США с Германией.

Деньги серьезные – мировой рынок товаров медицинского назначения оценивается в 2 трлн долларов в год, что составляет примерно 5% всей международной торговли товарами.

“Пренебрежение нуждами развивающихся стран чревато ужасающими последствиями не только для них, но и для всего мира, – предупреждает ООН. – В мире, где царят взаимосвязанность и глобализация, возврат к нормальной жизни возможен только тогда, когда последний очаг заражения взят под контроль или ликвидирован”.

Даже богатым странам борьба с вирусом дается с трудом. Запад ушел на карантин в середине марта, и только сейчас с опаской выходит на улицу. Медицина, считавшаяся лучшей в мире, едва справляется с эпидемией. Что уж говорить о странах меньшего достатка.

Расходы на здравоохранение в США превышают 10 тысяч долларов на человека в год, Германия, Австралия и другие богатые государства тратят примерно вдвое меньше.

В развивающихся странах все намного хуже даже в сопоставимых ценах с поправкой на покупательную способность: полторы тысячи в России, чуть больше тысячи в Мексике, Турции, Бразилии и Южной Африке. В Китае – 700 долларов на душу населения, в Индии – 200 долларов в год.

К тому же плотность населения в городах там выше, а о социальном дистанцировании в трущобах речи быть не может.

Единственное преимущество – они моложе, что важно в случае с коронавирусом, смертность от которого серьезно выше среди стариков. В Африке усредненный возраст населения не превышает 20 лет – вдвое ниже, чем в Европе. В Индии – 27, в Латинской Америке – 31.

Сколько нужно денег, и где их взять

ООН говорит, что развивающимся странам нужно 2,5 трлн долларов международной помощи ради всеобщей победы над коронавирусом. Оценка очень скромная, предупреждает глава МВФ Кристалина Георгиева.

“2,5 трлн – нижняя граница потребностей развивающихся рынков в финансировании. Но даже на это им недостает собственных ресурсов и резервов”, – сказала она.

В нормальное время они могли бы занять недостающее. Но нормальное время вернется не скоро.

Проблема в том, что небогатые страны зависят от зарубежного – в основном западного – капитала; многие живут в долг, на кредиты в валюте.

Коронакризис нанес двойной удар: не только перекрыл приток инвестиций, но и серьезно увеличил стоимость займов. Развивающиеся экономики резко затормозили, потому что их обеспеченные соседи из мягкого спального вагона сорвали стоп-кран.

“Внезапная остановка деловой активности в странах с низким и средним достатком частично объясняется ситуацией в развитых экономиках, – отмечают исследователи американского Института мировой экономики Петерсона (PIIE). – Пандемия принесла целый ворох проблем: взрывной рост расходов на здравоохранение, обвал налоговых и экспортных поступлений, отток капитала. А паралич долговых рынков не дает рефинансировать долги”.

Никаких хороших новостей с этого фронта за время коронакризиса не поступало. Все признали, что проблема серьезная: мораторий на востребование долгов стал одной из тем апрельской ежегодной встречи МВФ и Всемирного банка – первого в их истории виртуального слета чиновников, экономистов и банкиров со всего мира.

Он закончился решением крупнейших стран мира – “Большой двадцатки” – отсрочить платежи по кредитам для беднейших стран. Но только до конца года. И речь идет всего о паре десятков миллиардов долларов аж на 76 стран.

Крупнейшая экономика мира – США – тратит аналогичную сумму на текущие бюджетные расходы за 36 часов. И тратит не только заработанные деньги: дыра в бюджете в этом году достигнет 4 трлн долларов. Недостающее американцы займут или напечатают.

Развивающиеся страны такой возможности лишены.

Что немцу хорошо, то русскому смерть

Скопировать ответ развитых государств мало у кого получится, поскольку большинство развивающихся экономик зависят от притока капитала из-за рубежа – своих денег на развитие у них не хватает. Два главных западных рецепта борьбы с кризисом – печатание денег и наращивание госрасходов – чреваты потерей этого капитала. И вот почему.

Деньги притекают из развитых стран на развивающиеся рынки лишь потому, что там выше доход – он уравновешивает риск потерять вложения в Индию, например, или в Россию.

Скажем, если перед началом кризиса, в феврале, западный фонд – пенсионный или инвестиционный – давал деньги в рост Америке, он получал около полутора процентов годового дохода на капитал, вложенный в облигации казначейства США.

В то же время покупка госдолга России, Бразилии или Индии приносила около 6% годовых. В местной валюте, без учета местной инфляции – то есть реальные ставки были ниже, а инвестор брал на себя еще и валютный риск.

Если эти страны пойдут по пути Европы и США и решатся на денежное стимулирование пораженной вирусом экономики (через обнуление кредитных ставок и печатание денег), реальная доходность их долга резко сократится.

Она рискует опуститься ниже инфляции, и тогда инвесторы лишатся не только премии за риск, но и вообще любого дохода. Их вложения будут усыхать на глазах.

Во многих развивающихся странах реальные ставки центробанков (с поправкой на инфляцию) уже отрицательные. Например, в Турции, Бразилии, Индии и Китае. Привлечь западных инвесторов на внутренний долговой рынок им непросто, даже если они этого захотят.

Второй западный рецепт – бюджетное стимулирование за счет налогоплательщиков через прямые субсидии, раздачу денег, льготное кредитование и налоговые льготы. Небогатым странам он не по карману, поскольку выписывают его обычно в долг.

Чтобы занять денег на борьбу с кризисом, попавшим в беду развивающимся экономикам придется увеличить премию за риск, что повысит и без того завышенную стоимость привлечения капитала и подорвет их кредитоспособность.

Перспектива мрачная. Поэтому иностранцы выводят деньги с развивающихся рынков. С начала кризиса они уже забрали почти 100 млрд долларов, подсчитала всемирная ассоциация финансистов Institute of International Finance (IFF).

Это примерно в четыре раза больше, чем за каждый из трех предыдущих финансовых кризисов. И при том, что на главный развивающийся рынок – в Китай – капитал, наоборот, притекает благодаря не связанной с вирусом финансовой либерализации.

У оттока капитала есть неприятное последствие – девальвация.

Скорость обесценения “мягких” валют, как и отток капитала, превышает показатели прошлого кризиса. Рубли, песо, гривны, рупии и их аналоги потеряли с начала года кто 5%, а кто и все 25%.

Отовсюду бегут примерно одинаково, и разница в скорости девальвации скорее отражает готовность одних государств тратить резервы на поддержание валютного курса, а других – допускать свободное плавание и воздерживаться от интервенций, отмечают экономисты IIF.

Девальвация сократила возможности развивающихся стран покупать технологии, привлекать зарубежные инвестиции и платить по внешним долгам. А значит, замедлила переход в лагерь развитых.

Ухудшение платежеспособности скажется на долговых рейтингах, многие окажутся не в состоянии обслуживать существующие долги или занимать снова. Другие, оказавшись перед выбором – платить кредиторам или спасать свое население – предпочтут дефолт.

Лишившись доступа к частному капиталу, многие отправятся за помощью к международным донорам и кредиторам: западным, китайским и любым другим, готовым помочь.

“За два месяца с момента, когда эпидемия вышла за пределы Китая, вирус нанес развивающимся странам гигантский урон в виде оттока капитала, удорожания кредитов, обесценения валют и потери экспортной выручки из-за краха цен на сырье и отсутствия туристов”, – подвела ООН промежуточные итоги коронакризиса.

“Большинство этих проблем серьезнее, чем в прошлый кризис 2008 года. И мы без оптимизма оцениваем шансы развивающихся стран на быстрое восстановление по сценарию 2009-2010 годов”, – подчеркивает ООН.

Об авторе

Coronavirus

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *