Короткий век самца-одиночки и вампиры, соблюдающие социальную дистанцию

В очередной подборке интересных научных новостей недели:

Все как у людей: почему в природе самки живут дольше самцов?

Мужчины – хрупкие создания, и будь вы хоть морской слон, хоть снежный баран-толсторог, ваша вторая половина скорее всего переживет вас. И дело вовсе не в том, что мужские и женские особи стареют по-разному с биологической точки зрения.

Объяснить это пытались и с генетической, и с экономической (в случае с людьми) точек зрения, и вот исследователи из Университета Бата решили взглянуть на вопрос шире, охватив все млекопитающее сообщество.

“Нам давно известно, что женщины в целом живут дольше, чем мужчины, однако мы были весьма удивлены, когда выяснилось, что в дикой природе эта разница еще более заметна”, – признается ведущий автор исследования, биолог Тамаш Шекели.

В случае с людьми женщины в среднем переживают мужчин на 6-8 лет, а 9 из 10 человек, доживающих до 110 лет, тоже женщины.

Изучив демографическую статистику 101 вида диких животных, Шекели с коллегами пришли к выводу, что в 60% случаев самки живут дольше самцов того же вида.

Ранее считалось, что все дело в риске, которому подвергаются самцы в ходе полового отбора. К примеру, известно, что самцы морских слонов часто ведут смертельные поединки из-за самок. Однако результаты последнего исследования эту теорию не подкрепили. Быть может, ученые упустили какие-то другие важные различия в поведении полов, которые влияют на разницу в продолжительности жизни?

“Самки морских слонов живут прайдами, в которых матери, дочери и сестры вместе охотятся и заботятся друг о друге, – поясняет Шекели. – А самцы морских слонов – одиночки, ну или в крайнем случае это два брата, так что никакой группы социальной поддержки у них нет, все сами”, – объясняет Шекели.

Теперь для чистоты эксперимента ученые хотят сравнить продолжительность жизни самцов и самок одного вида, но живущих в относительном спокойствии и благополучии в неволе и в дикой природе, где важную роль играют болезни, тяжелые погодные условия, недостаток питания и вызываемый всем этим стресс.

Кто сдает продукт вторичный, базу выстроит отлично!

Если люди когда-нибудь всерьез соберутся осваивать Луну, им придется где-то жить. Спускаемые модули – это, конечно, хорошо, однако долго в такой крошечной скорлупке не просидишь, а значит, придется создавать полноценную базу.

Но где взять строительный материал? Везти с Земли – очень сложно и накладно. Можно было бы строить из местного материала, лунного реголита, – но чем его цементировать?

Похоже, что ответ на этот вопрос нашли ученые из Норвегии, Испании, Голландии и Италии, которые предлагают использовать в качестве цемента… мочу.

В ходе экспериментов, проведенных в Университетском колледже Эстфолл в Норвегии, материал, похожий на лунный грунт – реголит – смешали с мочевиной и пластификаторами и на трехмерном принтере распечатали набор “глиняных” цилиндров, которые затем испытали на прочность.

К удивлению исследователей, цилиндры практически не деформировались под воздействием большого веса, а когда их испытали на циклическую нагрузку, несколько раз нагревая до 80°C, а затем замораживая, чтобы воссоздать температурный цикл Луны, материал даже увеличил свою прочность.

“Для создания геополимерного бетона в условиях Луны придется обходиться тем, что есть на месте, а это реголит (лунный грунт) и вода, которую можно получить изо льда, который там имеется, – поясняет специалист по материалам Политехнического университета Картахены Рамон Памиес. – Ну и, конечно, как показало наше исследование, можно использовать и побочный продукт жизнедеятельности человека – мочу”.

Кстати, начало уже положено: астронавты американской миссии “Аполлон” оставили на поверхности планеты целый контейнер с мочой. Ну в самом деле, не везти же ее было обратно на Землю. И уж точно лучше, чем просто обмочиться в штаны, как это сделал Базз Олдрин во время прогулки по Луне…

Петля эволюции: почему мы так и не слезли с дерева

Кто из нас не любил в детстве полазать по деревьям? С возрастом, правда, эта тяга обычно пропадает – то ли лишний вес не позволяет, то ли приобретенная солидность…

А вот 2 миллиона лет назад, как свидетельствуют результаты нового исследования, залезть на дерево для человека, вернее, его дальних предков, было в порядке вещей.

Да, прямохождение – это, несомненно, отличительная черта современного человека и некоторых наших вымерших предков, однако как показал анализ окаменелых останков костей ног, гоминиды вида Paranthropus robustus, жившие от 3 до 1 млн лет назад, и даже ранние Homo sapiens обладали весьма подвижными тазобедренными суставами, которые у обезьян определяют способность к ловкому лазанию по деревьям.

Собственно, группа ученых с факультета антропологии Университета Кента исследовала две разные окаменелости, обнаруженные в Южной Африке еще 60 лет назад. Внешняя поверхность обеих костей была весьма схожей, тазобедренный сустав был скорее человеческим, чем обезьяним, и все говорило о том, что обладатели этих костей ходили на двух ногах.

Однако потом специалисты решили заглянуть внутрь, потому что структура костей меняется в течение жизни в зависимости от того, как используются конечности.

И вот тут их ожидал большой сюрприз: внутренняя поверхность головки бедренной кости показала, что нагрузка на тазобедренные суставы была совсем не такой, как если бы этот гоминид передвигался только на двух конечностях.

“Разрешить спор о том, насколько важной была для предков современного человека способность забираться на деревья, – задача не из легких, – говорит один из авторов исследования, доктор Мэтью Скиннер. – Имеющиеся свидетельства были разрозненными, противоречивыми, и далеко не все ученые соглашались принимать их на веру. Да и наши исследования подтвердили, что судить об этом по одному внешнему виду костей ошибочно. Поэтому именно дальнейший анализ внутренней структуры различных костей скелета поможет раскрыть эволюцию таких ключевых элементов в поведении человека, как создание каменных орудий труда и их применение”.

Как летучие мыши-вампиры дистанцируются от своих заразных соседей во время эпидемий

И в заключение – неизбежная сегодня тема коронавируса, но применительно к вампирам. Летучим мышам-вампирам то есть. Да-да, им тоже приходится держать социальную дистанцию, когда у них возникают эпидемии.

Вообще летучие мыши-вампиры – очень социальные животные, они живут огромными общинами, которые порой насчитывают сотни тысяч особей. Тесное общение – ключевой элемент их стратегии выживания. Летучие мыши охотно чистят друг друга и даже делятся пищей, особенно с родственниками (это полупереваренная кровь, передаваемая изо рта в рот, уж простите за физиологические подробности, но они важны для понимания сути исследования).

Как выяснил аспирант из Университета Техаса Себастиан Стокмайер, социальное поведение летучих мышей изменяется, когда часть колонии заболевает.

В ходе эксперимента часть мышей была заражена бактерией, которая угнетающе действовала на иммунную систему, делая животных вялыми.

“Заболевшие” мыши продолжали общаться со здоровыми собратьями и клянчить у них еду, но уделяли меньше внимания уходу за собой, и при этом не требовали, чтобы здоровые особи уделяли им внимание. То есть имела место попытка социального дистанцирования.

При этом даже в разгар “эпидемии” мыши-вампиры сохраняли тесные семейные отношения: матери продолжали кормить малышей вне зависимости от того, были они больны или здоровы.

Стокмайер сравнивает поведение летучих мышей с поведением родителей заболевшего ребенка, которые будут заботиться о нем несмотря ни на что: “если говорить о социальной дистанции, то говорить о полной самоизоляции не приходится, ведь вы скорее всего останетесь в кругу семьи, где контакт неизбежен”.

Об авторе

Coronavirus

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *