“Не хочу закончить дни в вирусном бараке”. Как туристов возвращают в Россию и что их ждет

На этой неделе Россия вновь начала вывозить российских туристов из других стран после трехдневного перерыва. Первыми прилетели туристы из Таиланда. В России большинство из них, скорее всего, ждут несколько недель в режиме обсервации. Ее условиями туристы, как правило, недовольны.

Во вторник в Россию должны были, по оценке правительства, вернуться полторы тысячи российских туристов, застрявших в других странах. В российские города должны прилететь рейсы из Бангкока, Нью-Йорка и Токио.

Всего за границей, по подсчетам министерства иностранных дел, находится от 25 тысяч до 35 тысяч туристов, которые хотят вернуться в Россию. Туристы, застрявшие в других странах, жалуются на отсутствие денег, проблемы с проживанием и очень боятся остаться без медицинской помощи.

В прошлую пятницу, 3 апреля, правительство решило не вывозить туристов. Три дня спустя, 6 апреля, оно объявило, что вывозные рейсы все же возобновляются. Рабочая группа минтранса сформировала предварительный график рейсов, на которых планируется вывозить россиян из-за рубежа.

Однако попасть на вывозные рейсы нелегко. В конце марта и начале апреля МИД дважды составлял списки тех, кто хочет уехать. В этот раз новые списки формируются через сайт “Госуслуг”, на котором желающие вернуться в Россию должны заполнить специальную форму.

По данным российских властей, желание вернуться из-за рубежа выразили 25,8 тысячи человек (они заполнили заявление на портале “Госуслуги”).

При этом пока что вывозные самолеты с туристами, видимо, летят полупустые. Как сообщал ТАСС со ссылкой на представителя российского посольства в Таиланде, на рейс из Бангкока в Санкт-Петербург 7 апреля зарегистрировались 187 пассажиров. По данным сервиса Flightradar, рейс “Аэрофлота” из Бангкока в Петербург 7 апреля выполнялся на самолете Airbus A330-343. Его вместимость – около 300 пассажиров.

На этот рейс сажали только пассажиров с билетами “Аэрофлота”, купленными на предыдущие рейсы, пишет “Фонтанка”. Из-за этого некоторые туристы не смогли попасть в самолет. О проблемах, по данным издания, они узнали уже в аэропорту.

“Ни звонка, ни письма”

Туристы из Таиланда жалуются, что ответные письма от “Госулуг” пришли лишь за 10 часов до их рейса, поэтому многим сложно было на него успеть.

Кто-то вообще не получил никаких писем, как, например, Мария Корепова. Она находится в Таиланде и дважды, по ее словам, покупала себе билеты в Москву. Каждый раз рейсы отменяли. В субботу она оставила заявку на вывозной рейс.

“После регистрации заявки на сайте госуслуг нам не пришло смс-уведомление, мы не получили звонка, или письма на почту о том, какое решение МИД приняло по поводу нашей анкеты. Нас нет в списках на выезд, мы не получаем финансовой помощи”, – рассказывает она. По ее словам, у нее заканчиваются и срок действия визы, и деньги.

Сложности испытывают и туристы в Южной Корее. В аэропорту Сеула в транзитной зоне после отмены вывозных рейсов на прошлой неделе оказались заблокированы несколько десятков пассажиров. Они уже записали видеообращение к президенту Владимиру Путину.

Их должны были вывезти 7 апреля в Хабаровск, но рейс отменили из-за перепутанных списков пассажиров, сообщал РБК со ссылкой на пресс-службу губернатора и правительства Хабаровского края. При этом рейс из Сеула в Хабаровск был учтен среди тех, которые были запланированы на 7 апреля.

“Не положено – вы в оздоровительном центре”

Если турист возвращается в Россию, то тут его, скорее всего, ждет обсервация – принудительная двухнедельная изоляция под наблюдением медиков.

С 30 марта ее обязаны пройти все туристы, прилетающих в Москву. Москвичи и жители Московской области могут провести ее дома, всех остальных увозят в так называемые обсерваторы – обычно это санатории, центры отдыха или отели.

В регионах с конца марта всех, кто прилетал из-за границы, должны были отправлять в обсервацию. 3 апреля все же было сделано исключение: в обсервацию стали отправлять только жителей других городов.

Владимир К. 1 апреля вернулся из Таиланда в Россию с женой и восьмимесячным ребенком. Семья живет в Московской области, но билеты на рейсы до Москвы они купить не смогли. Пришлось лететь в Новосибирск, откуда они планировали в тот же день вылететь домой.

Однако по прилету им выдали постановление заместителя главного санитарного врача по Новосибирской области. К этому времени распоряжение об обязательной обсервации в регионах уже вступило в силу. Владимир с супругой его подписали, сели в автобус и уехали в оздоровительный центр “Обские зори”.

“Инстаграм” ведут туристы из другого обсерватора в Новосибирске – СОЦ “Лунный камень”

“Перед таможней в аэропорту стоял ОМОН или Росгвардия, полиция, Роспотребнадзор. Вручили постановление в руки о том, что мы едем в обсервацию. Мы вышли на улицу из аэропорта, полицейские все оцепили живой изгородью. Мы думали про домашний карантин, но про обсервацию – абсолютно нет. Как выяснилось, это был новый указ. Конечно, мы этого ничего не знали”, – рассказывает Владимир.

По словам Владимира, их главная претензия к обсерватору – отсутствие условий для жизни с маленьким ребенком: “К комнате у меня претензий не было – комната была неплохая. Но ничего не было организовано для жизни с малышом. В аэропорту нас уверяли, что малыш будет всем обеспечен. На тот момент у нас уже не было ни подгузников, ни питания. Когда мы туда приехали, люди [сотрудники центра] развели руками”, – говорит он.

По словам Владимира, ему пришлось звонить в управление [комиссию] по делам несовершеннолетних и защите их прав. “Через них мы вышли на уполномоченного по правам ребенка в Новосибирской области. Благодаря соцзащите, ребенка стали обеспечивать питанием, подгузниками, средствами личной гигиены, привезли хорошую детскую кроватку. На второй день уполномоченная по правам ребенка к нам приезжала, но ее не пустил ОМОН” – продолжает он.

3 апреля из обсерватора отпустили домой жителей Новосибирска, а затем и соседних городов. Владимир договорился со знакомыми в Кемерове (4 часа по автотрассе от Новосибирска) о том, что он с семьей сможет пожить у них.

“Мы сказали врачам, что у нас в Кузбассе есть квартира, которую для нас освободят, и мы готовы в ней самоизолироваться. Мы сели в автобус, но нас просто привезли в другой обсерватор. Поменяли шило на мыло. Надеялись попасть на домашний карантин”, – говорит он.

В новом санатории “Притомье”, уже в Кемерове, Владимир начал заново добиваться предоставления питания и подгузников для своего ребенка. “После этой обсервации нужен еще один отпуск, как минимум, чтобы восстановиться морально, потому что очень много сложностей. Не было бы ребенка, может быть, было бы все гораздо проще”, – считает он.

В обоих санаториях, по словам Владимира, запрещено гулять: “Мы один раз вырвались, погуляли пять-семь минут, и нас отправили обратно. Мы спрашивали, почему в условиях обсервации с собакой можно гулять, а с ребенком нет. То есть надо завести собаку, чтобы гулять с ребенком? В “Обских зорях” у нас ребенок гулял, лежа на подоконнике”.

Владимир рассказывает, что заказывал продукты и алкоголь в новосибирский обсерватор, но охрана при доставке изъяла коньяк и вино: “Нам принесли посылки без алкоголя. Я вышел на улицу и спросил, где наш алкоголь, мне сказали, что не положено – вы в оздоровительном центре. Никаких нормативных документов не было. Они это сделали самовольно”.

6 апреля людей из “Притомья” тоже стали развозить по домам, но Владимир говорит, что теперь им некуда ехать – придется оставаться в обсервации до 14 апреля.

“Я понимал, что иначе не вернусь”

Некоторым туристам, вернувшимся в Россию, удалось избежать обсервации. Вместо этого они сумели добраться до дома, чтобы там уйти в самоизоляцию.

Петербуржец Алексей Белов тоже исполняет предписание Роспотребнадзора у себя дома. 5 апреля он вернулся из командировки в США.

Изначально Белов должен был улететь в Москву из Нью-Йорка прямым рейсом “Аэрофлота” 3 апреля, но, услышав о череде отмененных рейсов, дожидаться 3 апреля не стал. “Я уже тогда знал, что этого рейса не будет, а если будет, то явно не для всех, несмотря на то, что у меня у меня был подтвержденный билет. 30, 31 марта, 1 апреля стали отменять рейсы, и люди просто копились в аэропорту”, – объясняет он.

2 апреля Алексей позвонил в “Аэрофлот”, где ему подтвердили, что рейс на следующий день состоится, но он решил не рисковать и перебронировал билеты на рейс Нью-Йорк – Амстердам – Минск. 3 апреля самолет из JFK в Москву действительно так и не вылетел. По словам Белова, через Минск летели многие: “Была толпа людей разных национальностей, которые летели через Минск, потому что их города были закрыты”.

В поезде из Минска в Петербург пассажирам мерили температуру и просили подписать документы об обязательной изоляции.

“Добрался до Питера, через Амстердам и Минск. Без обсервации, просто вышел с вокзала, сел в каршеринг и поехал домой”, – написал Белов в одном из чатов российских туристов за рубежом как только приехал в Петербург.

При этом, по его словам, у него не было цели избежать обсервации – просто хотелось домой: “Я понимал, что иначе не вернусь, потому что консульство вообще никаких сроков не давало. Я не мог жить у коллег вечно [в США], а денег у меня к тому времени уже не было. Люди, которые таким же путем не воспользовались, до сих пор ждут”.

Штраф вместо обсервации

С 1 апреля в России за нарушение режима самоизоляции можно получить штраф от 15 до 40 тысяч рублей. И есть те, кто оказался не против выплатить эту сумму.

Екатеринбурженка Катерина Литлфилд прилетела в Москву 3 апреля из Перу. В аэропорту сотрудники Роспотребнадзора сразу же выдали ей на подпись постановление об обсервации. Но девушка отказалась его подписывать, увидев, что речь идет о двух неделях.

Тогда подключилась полиция – Катерине выписали протокол об административном правонарушении с предполагаемым штрафом от 15 до 40 тысяч рублей. Протокол Катерина подписала, теперь она ждет суда – правда, когда он будет, она не знает.

“Я почувствовала страх, когда прилетела. Непонятное слово “обсервация” пугало, и [было непонятно], что будут с нами делать. Многие туристы с нашего рейса тоже подписали этот протокол [об административном правонарушении]. Думаю, 50 на 50 – половина поехала на обсервацию, половина подписала протокол”, – говорит Литлфилд.

В Екатеринбурге двое несовершеннолетних детей Катерины на время ее отпуска оставались с бабушкой – это стало основной причиной, почему она не захотела ехать в обсервацию.

“Я боялась быть от них вдалеке в такой ситуации. Также переживала, что отменят внутренние рейсы в течение двух недель и вообще [перекроют] любые пути передвижения. Так как ситуация в стране меняется каждый день, я бы очень не хотела остаться в Москве на улице по окончании карантина без возможности уехать домой”, – рассказывает она.

Литлфилд планирует подавать апелляцию, если ей все-таки выпишут штраф. “У меня была веская причина. В данной ситуации это для меня немаленькая сумма. Я, конечно, понимаю, что все должны проходить карантин, но я его прохожу сейчас дома, причем я нахожусь в отдельной квартире, не со своей семьей, даже ни разу не выходила еще”, – говорит она.

Карантин на яхте

Сражение за самоизоляцию и против помещения в обсерватор с 1 апреля продолжается в крымском порту. Экипажу российской яхты “Варвара” Роспотребнадзор угрожает силовым захватом. Об этом 6 апреля рассказал адвокат международной правозащитной организации “Агора” Станислав Селезнев, подтвердили это и сами моряки.

В 2014 году Крым аннексировала Россия. Мировое сообщество признает полуостров частью Украины, однако фактически на полуострове действуют российское регулирование и законодательство.

17 марта моряки отправились на регату в Хорватию, которую в итоге отменили из-за распространения коронавируса. Экипаж узнал об этом в Афинах. Страны начали закрываться, их судно перестали пускать в порты. Четверо членов экипажа вылетели в Москву, двое – капитан Николай Шкурин и его помощник – остались на яхте.

1 апреля они вернулись в Крым, пройдя Эгейское море, пролив Дарданеллы, Мраморное море, пролив Босфор и Черное море без захода в иностранные порты, то есть без контактов с берегом. Сначала яхта стояла в порту Ялты, затем ушла в порт Орджоникидзе под Феодосией.

По словам Николая Шкурина, решение Роспотребнадзора о принудительной обсервации стало для экипажа неожиданным – моряки с 1 апреля соблюдают режим самоизоляции на яхте.

“С 17 марта, пока мы шли, у нас не было насморка, нормальная температура. Мы ведем журнал – предъявили его карантинному врачу [главному санитарному врачу Крыма Наталье Пеньковской]. Наша цель – не заразить крымчан и самим не заразиться от них. Мы встали в центре бухты, чтобы нас не могли силой взять, и сказали, что будем стоять 14 дней. Мы соблюдаем федеральный закон. И я требую законного отношения к своему экипажу”, – говорит капитан.

Адвокат “Агоры” Станислав Селезнев рассказал Би-би-си, что на экипаж “Варвары” подан иск в суд. Об этом “Агоре” сообщил по телефону представитель крымского Роспотребнадзора Василий Мизин.

На следующий день Феодосийский городской суд вернул иск заявителю, не став его рассматривать. “Ждем новой подачи иска. Но надеемся на то, что сотрудники Роспотребнадзора сменят риторику с угроз и исков на обоснованные постановления в рамках полномочий”, – сказал Селезнев Би-би-си.

В Орджоникидзе у Шкурина есть квартира в доме недалеко от бухты, но и там ему не разрешают провести две недели в самоизоляции.

Шкурину 66 лет, он бывший военный офицер, служил старшим помощником командира подводной лодки Черноморского флота: “Такого отношения к себе я не понимаю. Я нахожусь в зоне риска и мне не хотелось бы закончить свои дни на койке в каком-то вирусном бараке”.

Об авторе

Coronavirus

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *