Почему в Латвии спасают российское ТВ и при чем тут коронавирус

В марте примерно двое из трех латвийских зрителей русских теленовостей остались без привычных программ. Под угрозой оказалась трансляция российского телевидения как такового.

Но в историю борьбы за языковой эфир внезапно вклинился коронавирус. Национальный совет по электронным СМИ Латвии заявил, что информацию о том, как избежать “заразного вируса” особенно важно предоставить “нацменьшинствам и пожилым людям”.

А у них, как пишет регулятор, сформировались свои телевизионные привычки, и общественные СМИ до них не дотягиваются.

“Сейчас важно дотянуться до тех, кому больше 65 лет. Они не сидят в компьютерах и соцсетях. Смотреть [новости на латышском] они могут, вопрос поймут ли”, – говорит Русской службе Би-би-си медик и депутат латвийского парламента Виталий Орлов.

Двое из трех зрителей русских новостей в Латвии смотрели их на Первом балтийском канале (содержит программу российского Первого канала), 19 марта ПБК остановил производство информационных программ.

Правительство Латвии разрешило ПБК вставлять в свою сетку новости латвийского общественного телевидения LTV7. Учитывая события последних месяцев, это как минимум временно спасет ПБК от закрытия.

Именного этого, по словам оппозиционного депутата Бориса Цилевича, Латвия добивалась годами.

Угроза нацбезопасности

Российское вещание в Латвии стало особенно острой темой после аннексии Крыма.

“Та часть латвийского общества, которая получает информацию только на русском языке, больше всего подвержена российскому влиянию”, – пишет в своем последнем отчете Служба государственной безопасности Латвии.

Российское влияние СГБ считает пропагандой, цели которой противоречат национальным интересам Латвии.

Депутат латвийского парламента Борис Цилевич говорит, что власти страны недвусмысленно хотят избавиться от российского вещания.

“Это желание неоднократно высказывалось высокопоставленными политиками. Юридически это непросто сделать, потому что каналы зарегистрированы в Евросоюзе”, – говорит он Русской службе Би-би-си.

В Латвии официально вещают несколько десятков российских каналов, которые можно разделить на две большие категории. Первая – каналы с европейскими лицензиями, которые составляют свою сетку из продукции российских каналов, добавляя что-то свое.

К ним относятся, например, Первый балтийский канал (продукция Первого канала), REN TV Baltic и NTV MIR Baltic. У REN TV Baltic и NTV MIR Baltic – британские лицензии на вещание, у Первого балтийского канала – латвийская.

Надзорные органы балтийских стран периодически отправляют жалобы в британский Ofcom с претензиями. Но по британским правилам любой такой запрос может рассматриваться довольно долго: после первоначальной проверки регулятор принимает решение о формальном расследовании, которое по факту может тянуться месяцами.

В феврале Ofcom оштрафовал BMA (владеет лицензий на вещание NTV Mir Baltic) на 20 тысяч фунтов за выпуск программы “Сегодня” от 2 апреля 2018 года, в котором рассказывалось об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери в английском Солсбери. Самое решение о том, что вещатель нарушил кодекс, было принято в феврале 2019 года.

Минус девять

Вторая категория российских каналов – те, что ретранслируются на территории Балтийских стран с российскими лицензиями, европейских лицензий у них нет.

Разрешениями на ретрансляцию распоряжается Национальный совет по электронным СМИ.

Таких каналов в Латвии несколько десятков, причем никто точно не знает их аудиторию, потому что многие не участвуют в рекламном рынке, соответственно, за их рейтингами проследить невозможно.

В ноябре 2019 года совет запретил ретрансляцию девяти российских каналов, среди которых, например, Пятый канал, а также телеканалы “Дом кино”, “Поехали”, “Бобер и другие”. Основание – связь каналов с россиянином Юрием Ковальчуком, который находится в санкционном списке ЕС.

Восемь из девяти каналов, согласно информации на сайте латвийского регулятора, работают на основании лицензий, которые принадлежат Национальной медиа группе (Россия). На сайте НМГ сказано, что медиахолдинг был основан путем слияния медиа активов в том числе банка “Россия”.

В отчете банка за 2018 год сказано, что 37,5% акций “России” принадлежат Юрию Ковальчуку. То есть связь между Ковальчуком и этими восмью каналами, казалось бы, очевидна.

Однако под крылом того же НМГ работает в том числе Первый канал и канал РЕН ТВ, которые тоже имеют связь с Юрием Ковальчуком. Их никто не закрывает, несмотря на санкции.

“Связь остальных каналов с Юрием Ковальчуком мы продолжаем изучать”, – сказал Русской службе Би-би-си член Совета по электронным СМИ Патрикс Грива.

Хитрый маневр

“Я думаю, что здесь совет [по электронным СМИ] решил действовать иначе и просто возбудил процесс по самому факту. Речь идет о нарушении закона юридическим лицом, действующим в Латвии”, – продолжает Борис Цилевич.

Логика в следующем: раз латвийские власти не имеют права закрыть ПБК и РЕН ТВ, то они могут попробовать закрыть компанию, которая владеет лицензиями на эти каналы.

Дальше следует несколько маневров. Лицензиями ПБК, НТВ и РЕН ТВ владеет латвийская компания Baltic Media Alliance (BMA). В ее структуру входит латвийская компания TEM LV.

Последняя занималась ретрансляцией девяти закрытых каналов, после чего стала токсичной, ведь если TEM LV имела дело с каналами, связанными с Ковальчуком, то она же имела дело и с самим Ковальчуком, либо с его представителями. А это уже основания для уголовного процесса по статье о нарушении санкций.

Служба государственной безопасности начала уголовный процесс по этому делу в декабре 2019 года (через месяц после отключения девяти каналов) по статье о нарушении санкций ЕС. Обыски были проведены в офисах Baltic Media Alliance в Риге и Таллинне.

“Информация, полученная в ходе следствия дает основания полагать, что группа людей по предварительному сговору обеспечила доступ к финансовым и хозяйственным ресурсам персоне, которая находится под санкциями ЕС”, – сказано в заявлении СГБ.

Представительница BMA Синдия Фриденберга подтвердила, что совладелец BMA Олег Солодов находится в числе подозреваемых.

Дали повод для закрытия?

BMA владеет лицензиями на три самых больших русских канала с общей аудиторией 18%, оборот компании – 13 млн евро, а прибыль – 3. млн евро (данные регистра Lursoft за 2018 год). Таким образом, это крупнейшее предприятие отрасли.

После закрытия девяти каналов, в марте 2020 года BMA объявляет об “экономическом давлении со стороны государства и правоохранительных органов” и закрывает несколько программ, включая российские новости в Эстонии и Латвии. Последние выпуски вышли 19 марта.

А это уже дало Латвийскому совету по электронным СМИ повод говорить об аннулировании европейской лицензии ПБК, потому что, согласно этой лицензии, канал должен обеспечить производство новостей в объеме как минимум 5% от эфирного времени.

“В нормальной ситуации есть градация нарушений и есть административные штрафы. Если нарушено какое-то правило, то это штраф. Объем штрафа увеличивается, если ничего не меняется. Последнее – ликвидация лицензии, этого требует закон”, – говорит член Совета по электронным СМИ Патрикc Грива.

Однако государство, которое по словам депутата Бориса Цилевича, давно пытается закрыть российское вещание в Латвии, разворачивается на 180 градусов и начинает его спасать.

12 марта Латвия ввела режим чрезвычайной ситуации в связи с пандемией коронавируса, а 25 марта правительство постановило отдать частным каналам новости общественного телевидения.

Местный регулятор одобрил это решение и напомнил: людей надо информировать на тех каналах, которые они смотрят. До сих пор в Латвии было только две популярные русскоязычные новостные программы – на ПБК и на общественном телевидении LTV7. Общий рейтинг ПБК составляет примерно 7,7%, LTV7 – примерно 3,6%.

ПБК получил разрешение на использование новостной программы LTV7, что позволяет заполнить недостающие проценты и избежать потери лицензии. Однако после пандемии вопрос лицензии может актуализироваться.

Закроют всех?

По словам Бориса Цилевича, под угрозой может оказаться не только ПБК, но и другие российские каналы – например, Дождь. Соответствующие поправки находятся на рассмотрении в парламенте.

Их инициировал президент Латвии Эгил Левитс. Согласно его предложению, как минимум 80% каналов в основном пакете кабельного оператора должны быть на официальных языках ЕС, то есть не на русском.

“Законодатели должны обеспечить жителям Латвии доступ к такой телевизионной программе, которая усиливает принадлежность к европейской культуре”, – заявил президент Латвии Эгил Левитс.

По словам Цилевича, это заставит кабельные сети отказаться от менее рейтинговых каналов в пользу крупных российских каналов.

“Ну да, жители Латвии будут узнавать новости о Латвии от Соловьева и Киселева, – иронизирует политик. – У нас контент идентифицируется с языком, то есть не содержание вредно, а [русский] язык”.

Об авторе

Coronavirus

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *