“Постараться бизнес не угробить”: российские бизнесмены о нерабочей неделе

Коронавирус создал проблемы для многих российских предпринимателей, а нерабочая неделя их может усугубить.

В среду, 25 марта, президент Владимир Путин объявил следующую неделю нерабочей, но с сохранением заработной платы. Где частные предприниматели должны взять деньги на это, Путин не уточнил. В четверг Путин встречался с представителями бизнеса.

“Налоги не отменяются, а переносятся”

О реакции на последние заявления Путина и о нерабочей неделе Би-би-си спросила у предпринимателей, которые не были на встрече с президентом.

Владимир Гуров, член совета директоров швейной фабрики “Большевичка”:

“В Британии есть решение, что 80% заработка будет платить государство, а не работодатели, им оставлены только 20%. Мне кажется, это более справедливо, чем у нас.

У нас определили каникулы и среднюю заработную плату, только не сказали, из каких средств оплачивать. Предполагается, что за счет собственных средств предприятия. Ну мы какое-то время это сможем делать, а у кого таких средств нету?

На фабрике работают около 300 человек, практически все уходят, остаются только сторожа, дежурные электрик, энергетик и управление фабрикой.

Экономим, в первую очередь, на подрядчиках. Свернули все инвестиционные работы. Отключили всех подрядчиков и прекратили все платежи. Прекратили платежи по аренде торговых площадок, с арендой вопрос тоже не решен.

Никакой поддержки для себя мы не видим абсолютно. Налоги не отменяются, а переносятся. Их все равно придется платить, но позже. Но если вы потеряли в выручке, то где вы возьмете деньги, чтобы оплатить отложенные налоги?

Если бы они сказали: “Вы не платите НДС, не платите налог на прибыль и самое главное – имущественные налоги, на имущество, на землю” – вот это была бы поддержка. А так – какая поддержка? То, что рабочим дали выходной и обязали работодателя сохранить им зарплату?”

Святослав Рожков, владелец магазина-ателье мужских костюмов Levelsuit:

“Сейчас никакого решения нет, оно будет приниматься в ближайшие дни, но, как я понял, доставка невозможна. В любом случае – это же костюмы, и я не представляю, как их в таком случае можно передать. Я оставляю его у двери и отхожу на три метра? Это очень странно.

Прием клиентов в ателье в данный момент не приостановлен. Сейчас мы работаем в обычном режиме, но, видимо, уйдем на карантин.

Это действительно очень большие потери, и тут проблема даже не в [нерабочей] неделе. Траты на рекламу идут постоянно. То есть если мы, например, отключаем рекламу сейчас, то это значит, что и после карантина к нам не сразу пойдут клиенты.

Сейчас начался самый сезон. Наибольший спрос на наши услуги – в период свадеб, выпускных. Поскольку это все отменено, то и сезона не будет в принципе. Выпускных нет, корпоративов нет, праздников нет, мероприятий нет, свадеб нет, ничего нет. Есть только костюмы для похорон и, прошу прощения, на трупы.

При этом мы окладовую часть зарплаты оставляем сотрудникам. Наш доход – это проценты с продаж, соответственно именно в полной мере я [потери для сотрудников] компенсировать не смогу, эта компенсация будет все равно смешной пропорционально ожидаемым доходам. Окладовая часть – да, [сохранится], но все, что идет именно с выручки, с процентов от продаж, премии, основная часть зарплаты – конечно, нет”.

Вадим Бух, гендиректор аудио-издательства “Вимбо”:

“Те, кто можно, будут работать на “удаленке”, но мы будем работать – скорее всего, в каком-то частичном варианте. Мы пока не можем прекратить свою деятельность, потому что людям же зарплату надо платить. И мы понимаем, что будет дальше – дальше будет только хуже, и там уже у нас не будет возможности совсем работать.

На следующей неделе [запись] частично будет. Для большинства актеров вообще нет такого понятия “выходные дни”. Сейчас, поскольку они остались фактически без работы, мы их поддерживаем, и они работают. Мы сейчас отрабатываем промежуточный вариант – когда у нас будут сидеть редакторы и дистанционно записывать, будет дежурный звукорежиссер. Но без присутствия актеров в студии все равно ничего не получится.

Мы так же, как весь малый и средний бизнес, пытаемся сейчас, я не знаю, пролезть в игольное ушко. С одной стороны, мы понимаем всю опасность для здоровья, какие люди попадают в какие категории и так далее. С другой стороны, мы понимаем, что через месяц-два этим же людям надо что-то есть. Им надо получать какую-то зарплату. То есть надо постараться бизнес не угробить. Вот мы сейчас пытаемся по лезвию этому пройти”.

“Бизнес перед крахом”

В четверг Путин отвечал на вопросы бизнесменов и представителей малого и среднего бизнеса – на встречу в подмосковном Ново-Огарево пришли больше 20 человек. Разговор решили вести в офлайне, хотя все вокруг переходят на дистанционный формат работы. “Но вопросы важные, поэтому мы уже не стали отменять эту встречу, которую запланировали ранее”, – объяснил Путин.

“Моя роль здесь не спрашивать и не просить, а рассказать, что мы можем сделать”, – сказала директор видеосервиса Okko Яна Бардинцева.

Чувствующие себя лучше других бизнесменов в условиях пандемии, представители онлайн-бизнеса больше говорили о том, как помогают остальным людям. Okko, например, вместе с другими онлайн-кинотеатрами предоставил доступ к своим сервисам на портале “Вместевсем.рф”, ими можно пользоваться “либо бесплатно, либо за символическую плату”, пояснила Бардинцева.

“Вы приобретаете клиентов будущих. В огромном количестве”, – ответил на это Путин. “Когда ситуация изменится, а она точно изменится к лучшему, это 100%, – добавил он. – Те люди, которые сегодня пользуются бесплатно вашими контентами, вашими новинками, они останутся в качестве ваших клиентов. Это, может быть, то счастье, когда несчастье помогает”.

Гендиректор Mail.ru Group Борис Добродеев рассказал, что его компания “радикально снизила” комиссию за доставку для ресторанов малого и среднего бизнеса в агрегаторе доставки еды Delivery Club. Путин же обратил внимание на то, что объемы доставки еды растут, так что это “не такая уж сильная благотворительность”.

“Приняты очень правильные меры по сохранению здоровья. И эти меры ограничили наш бизнес на 100% по всем фронтам”, – жаловалась президенту гендиректор сервиса продажи билетов “Кассир.ру” Алла Фомина. По ее словам, приходится возвращать деньги за проданные билеты, бизнес оказался “перед крахом”.

Фомина предложила разрешить компаниям возвращать деньги не прямо сейчас, а позже, а также разрешить позвать зрителей на выступления, которые пройдут после пандемии.

“Невозможно больше ждать”

Самым запоминающимся на встрече с Путиным оказалось выступление основателя сети семейных кафе “Андерсон” Анастасии Татуловой. Она говорила, едва сдерживая слезы.

“Индустрия детская – она почувствовала его раньше, чем все остальные, в конце февраля. Потому что мамы народ нервный, и при появлении этого эмоционального фона все праздники, которые составляют 40% нашей выручки, они все отменились, на 100%”, – рассказала Татулова.

“Из детских развлекательных парков сейчас не работает никто, они в простое две недели уже. Мы стоим тоже практически пустые. Я не очень понимаю, что будет с моей компанией завтра”, – добавила она.

Татулова напомнила, что правительство обещало отменить избыточные нормы регулирования, в том числе для ресторанов и кафе – так называемая регуляторная гильотина. Путин парировал: гильотина должна заработать только 1 января 2021 года. Татулову этот ответ не устроил (цитаты по Forbes).

– Владимир Владимирович, мне сказали, нельзя спорить с президентом, но можно я немножечко? Вы этих людей, которые вам рассказывают, что оно заработает, пожалуйста, командируйте их. Отправьте их ко мне на стажировочку. Я их возьму, поставлю и покажу, как работает их гильотина. Она не работает.

– Так ее пока нет, она с 1 января 2021 года должна заработать.

– Вы знаете, невозможно больше ждать. Я не понимаю, почему для того, чтобы изменить санитарные нормы и правила, по которым минэк [министерство экономразвития] уже давно сделал вариант…

– Я также говорю с коллегами и задаю им такой же вопрос, почему нельзя сделать раньше. “Вы хотите, чтобы у нас люди отравились?” – они отвечают мне. Я говорю: “Нет”. “Тогда сделать надо аккуратно и внимательно рассматривать последствия каждого нашего шага”.

– Вы их построже спросите.

– Давайте я их к вам пришлю, как вы предлагаете. Я не шучу, думаю, им будет полезно посмотреть, как жизнь устроена.

– И я не шучу. Правда, на землю надо людей спускать, потому что они там не видят ничего.

“Посмотрим, что будет через шесть месяцев”

В остальном Путин больше слушал, чем говорил, и старался не давать конкретных обещаний. “Мы это прекрасно понимаем, обсуждаем это”, – ответил он на жалобы о нехватке денег для оплаты аренды помещений.

“Сейчас правительство прорабатывает с регионами различные варианты. Они существуют. Один из них – надо быстро договариваться с регионами, чтобы они снижали налоги на имущество, чтобы можно было поддержать предприятия, в том числе торговые”, – сказал президент.

Присутствовавший на встрече первый вице-премьер Андрей Белоусов сообщил, что рассматривается вариант снижения налога на имущество в обмен на отсрочку арендных платежей. Но отменять их вообще государство не хочет. “Предельный случай – мы объявим форс-мажор. Но это предельный случай, потому что тогда торговые центры завалятся”, – объяснил Белоусов.

Он также сказал, что со следующей недели правительство планирует запустить со Сбербанком и ВТБ выдачу коротких кредитов на выплату зарплаты тем компаниям, которые испытывают проблемы. И пообещал, что власти не будут банкротить предприятия, которые не смогут расплатиться с налогами после полугода налоговых каникул.

“Посмотрим, что будет через шесть месяцев”, – резюмировал Белоусов.

Об авторе

Coronavirus

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *