Психическая травматизация мерами защиты от коронавируса

К описанным информационным угрозам на начальном этапе пандемии добавились:

– Финансовые и социально-экономические угрозы, обуслов­ленные карантинным закрытием предприятий, ростом безработицы, потерей доходов, угрозой нищеты, голода и др. Как нарочно, про­изошло резкое снижение стоимости нефти и рубля, начался рост цен на товары, создался ажиотажный спрос на ряд лекарств и продуктов, средства индивидуальной защиты, обусловивший рост цен на них и незапланированные расходы.

– Социальная депривация. Самоизоляция реализовалась огра­ничением свободы перемещения, прекращение личных встреч с сотрудниками, друзьями, знакомыми и незнакомыми людьми. Сокра­тилось пространство, содержание, наполнение, оформление продолжительность человеческого общения, которое Антуаном де- Сент Эзюпери признано душевной ценностью и самой большой рос­кошью. Много необходимых, значимых для душевного комфорта представлений, ощущений, переживаний, вариантов деятельности, прекратилось.

Женщины высказывали сожаление о том, что в самоизоляции они перестали делать прически, «краситься» и «одеваться»…Общение мотивирует людей к раскрытию своих достоинств и ресурсов, акти­вирует воображение, фантазию, творчество, чувства, мышление, речь, голос, мимику, жесты, позы, походку. Общение дает много возмож­ностей получать удовольствия от реализации своих внешних и личностных достоинств, а также от признания профессионализма, культуры труда и поведения, уважительного отношения, высокого, комфортного социального положения. У большинства людей имеется неосознаваемая сформированная зависимость от общения, как особо значимой, любимой формы деятельности. Она включена в классифи­кацию зависимостей.

Самоизоляция вызвала синдром отмены, «абстиненцию» с не­специфическими эмоциональными, вегетативными и поведенческими расстройствами.

Физическая депривация с уменьшением двигательной актив­ности, прекращением спортивных тренировок, пробежек, прогулок, количества шагов, скорости ходьбы, подъемов и спусков по ступень­кам, значительно сократило мышечные и суставные нагрузки по длительности и интенсивности. Известно, что мышцы являются ис­полнительными органами для коры головного мозга. Все произвольные движения планируются в мозге и по нервным путям предаются к мышцам, от которых к мозгу также идут нервные им­пульсы для контроля результата действия. То есть, мышечная активность повышает активность мозга и психики. В условиях само­изоляции этот источник активации мозга существенно слабеет.

Кроме того, при спортивных тренировках в мышцах и других органах образуются вещества, обладающие свойствами регуляторов дыхания, кровообращения, пульса, давления, чувствительности, эмо­ций, в том числе морфиноподобные, вызывающие эйфорию.

Физкультурникам знакомо чувство мышечной радости. У них сфор­мирована зависимость от регулярных физических нагрузок, как от аналогов наркотиков. Она включена в классификацию зависимостей. В режиме самоизоляции этот вариант абстиненции также неизбежно появляется и проявляется нарушениями самочувствия, настроения и поведения.

Закрылись места отдыха, запланированные, оплаченные тури­стические поездки сорвались, возникли проблемы с возвратом денег

– Переход на дистанционное управление и обучение добавил количество стрессирующих факторов – большинство преподавателей и обучающихся оказались психологически, методически, технически, профессионально не готовы к такой форме работы и учебы; возросли затраты труда, времени, сил, утомление, астения, неуверенность, тре­вога, депрессия.

Таким образом, психика людей неожиданно оказалась мише­нью для одномоментного воздействия всеми способами ее травматизации в самых больших «дозах» и всемирных масштабах. Такой массированной, системной, высокотехнологичной «психиче­ской атаки» на население планеты еще не было. Угроза «Конца света» 2012 г., оказавшаяся коммерческим проектом, была проще – без карантинных мероприятий, самоизоляции, закрытия предприятий, снижения доходов и др. Может быть, это начало активной фазы со­временной гибридной войны с использованием не военных технологий, а эквивалентных им по результатам, информационных, психологических, медицинских, экономических, финансовых, соци­альных, образовательных и других инструментов? О ней мы читали, но на практике не испытывали, поэтому не узнали, а политики тоже ничего не сказали. Такие суждения тоже сеть в информационном пространстве и вносят вклад в психическую травматизацию населе­ния.

Ущерб здоровью и благополучию людей от психогенных вред­ностей, которыми «нагрузили» коронавирусную инфекцию бдительные, социально ответственные, активные журналисты, поли­тики и другие специалисты и общественные деятели, желающие добра людям, предупреждая их о смертельной опасности, несравнимо больше, чем от самого вируса.

Мы никого не осуждаем. Все честно выполняют свой граждан­ский, профессиональный долг, некоторые зарабатывают. Ситуация оказалась намного сложнее, чем ее представляли. Наша задача учить­ся и развиваться на этом уникальном личном, коллективном, национальном и международном опыте.

В любом случае, сочетание множества серьезных угроз, про­тиворечивых суждений, рекомендаций и прогнозов, превысили возможности людей к синтезу информации и принятию логически обоснованных решений, обусловили дезинтеграцию в душе, распро­страняющуюся на поведение, на ситуацию в социуме, в стране и в мире, создали у большинства населения состояние растерянности, ощущение незащищенности, пессимизма, ожидания больших лише­ний, а вследствие этого, ответного возмущения и протеста, который, не понятно, на что или на кого направить.

В таком состоянии люди ищут правду и лидера, который им все объяснит, возглавит, организует и поведет за собой. Может появиться заранее подготовленный лидер, который пользуясь страхом, расте­рянностью и внушаемостью людей поведет массы на разрушительные действия или к ложным ценностям. Это обязательная часть сценария цветных революций, обрушения политического и социально­экономического режима и замена новым, передела сфер влияния. Ча­сто новый режим для людей, боровшихся за него, оказывается хуже прежнего. В СМИ распространены и такие толкования мер защиты от коронавируса, как прикрытия программ принудительной вакцинации, чипизации, цифровизации, депопуляции, голосования по поправкам конституции и др. Такого рода толкования причин пандемии влива­ются в общий поток психотравмирующей, деструктивной информации, усиливают эмоциональные, когнитивные и поведенче­ские расстройства у граждан.