Расстройство адаптации на начальном этапе пандемии

При коронавирусной инфекции появилось много факторов для формирования расстройств адаптации у совершенно здоровых, не инфицированных людей, которым было предписано жить в режиме самоизоляции, находиться в своей квартире с семьей не определенное по длительности время. В первые дни это нравилось. Плюсы есть – объем нагрузок уменьшился, не надо тратить силы, время и деньги на проезд; вся семья дома, легче организовать питание и отдых и т.д. Но определились и «минусы». Дом и семья традиционно наделены спе­цифической конфигурацией биопсихосоциодуховных потребностей.

Дом – это, прежде всего, пространство для удовлетворения био­логических и психологических потребностей – общения с членами семьи, отдыха, приготовления и приема пищи, сна, пользования туа­летом и ванной, бытовых дел, уединения, отделения от чужих людей. «Мой дом – моя крепость». Стиль поведения дома проще. Он более интимный, мягкий, комфортный. Дома требования к одежде, внеш­нему виду, к речи – подбору тем для разговоров, слов, интонаций, громкости и др. традиционно отличаются.

Эти психологические атрибуты дома в режиме самоизоляции никто не отменял. Вся семья дома бывает только в выходные дни, в праздники, во время отпуска. Этот нормальный стереотип самочув­ствия и поведения дома всегда был противоположностью стереотипа самопредъявления и поведения на работе и на учебе.

Перевод большинства работающих и учащихся на выполнение производственных и учебных обязанностей в условиях дома, при наличии в нем семьи, создал конфликт интересов и потребностей. Стереотипы домашнего и производственного поведения столкнулись, как машины на встречной полосе, деформировались, частично раз­рушились, постепенно перемешались и переформатировались.

Работать и учиться дистанционно, многим оказалось намного сложнее, потребовалось дольше сидеть за компьютером, больше раз­говаривать по телефону, чаще звонить и отвечать на звонки. У большинства семей дома один компьютер, который стал нужен одно­временно всем членам семьи. Между детьми и родителями возникла борьба за «рабочее» место и время с соответствующими высказыва­ниями, эмоциями, упреками, претензиями, воспитательными и «организационными» мерами.

Резкое ограничение свободы передвижения до ближайшего ма­газина, аптеки, «мусорки»; закрытие фитнес-центров, бассейнов, бань, парков, рынков, через несколько дней стали ощущаться как со­циальная и двигательная депривация, принудительное нарушение привычных стереотипов бытового и трудового поведения, психиче­ского и физического самочувствия. Уменьшение количества впечатлений, физической активности, мышечных нагрузок стали ощущаться как физическая слабость, детренированность, усталость. Необходимость длительного пребывания в стенах квартиры всех чле­нов семьи с ограничениями личного пространства, стали вызывать утомление и раздражение, возникновение конфликтов и ссор.