Вместе с карантином в ЮАР ввели “сухой закон”. Что из этого получилось?

Запрет на продажу и перевозку алкогольной продукции во время карантинных мер в Южной Африке освободил больничные места, привел к банкротству торговые предприятия, вызвал насилие и политические распри, а также возбудил ажиотажный интерес к ананасам, передает корреспондент Би-би-си Эндрю Хардинг из Йоханнесбурга.

Идея была проста. Запрети любой алкоголь, и тогда прекратятся пьяные драки, сократится домашнее насилие, больше не будет пьяных водителей и закончатся запойные пьянки по выходным, столь распространенные в Южной Африке.

По самым консервативным подсчетам полиции, врачей и социологов, алкоголь виновен в 40% всех экстренных случаев госпитализации.

В обычные времена каждую неделю в больницы Южной Африки с травмами поступают примерно 34 тысячи пациентов.

Однако с начала карантина, введенного в марте, эта цифра резко сократилась, примерно на 75% – до 12 тысяч пациентов.

“Это весьма существенный результат”, – сдержанно отмечает профессор Чарльз Перри.

По просьбе Совета по медицинским исследованиям ЮАР он смоделировал, насколько запрет на продажу алкоголя повлиял на снижение числа госпитализаций с травмами.

“Если мы отменим запрет на продажу алкоголя, то получим примерно по 5 тысяч новых пациентов в отделениях травматологии каждую неделю”, – предсказывает профессор.

Драконовские меры

Тот факт, что эти самые 5 тысяч больничных коек теперь стоят пустые, может вскоре оказаться весьма кстати, если пандемия коронавируса, – распространение которой здесь вот уже несколько недель удается сдерживать, – снова начнет расти в геометрической прогрессии, а советники правительства предостерегают, что это возможно.

Врачи рекомендуют властям не отменять пока сухой закон, указывая на тот факт, что потребление алкогольных напитков в больших количествах ослабляет иммунную систему и может даже вызывать осложнения при респираторных заболеваниях.

“У алкоголиков Сovid-19 будет протекать тяжелее, а в Южной Африке очень многие живут в тесноте. Так что продажа алкоголя… может способствовать локальной передаче вируса [так как люди зачастую пьют в компании] … и мы, вероятнее всего, увидим рост домашнего насилия в отношении женщин и детей”, – предупреждает профессор Перри.

Но как же осуществлять столь жесткие, драконовские меры в течение пяти недель или даже дольше, если карантин в Южной Африке не закончится, как должен, 30 апреля, а снова продлится?

Человек, ответственный за соблюдение сухого закона, одобрительно высказывался о возможности жестких, а то и вовсе незаконных действий по отношению к нарушителям.

Кое-кого это возмутило, и действительно, есть несколько тревожных примеров: одного мужчину, как сообщается, забили до смерти за то, что он выпивал у себя во дворе.

Министр полиции Беки Селе, известный своими резкими высказываниями и необузданным энтузиазмом по поводу сухого закона, грозился”уничтожать инфраструктуру, где продается спиртное”.

“Это очень печально, когда высокопоставленный политик поощряет полицейских на применение насилия, чрезмерной силы или нарушение закона”, – говорит Гарет Ньюхэм, эксперт по правонарушениям в южноафриканском Институте исследований по вопросам безопасности.

Поначалу представители алкогольной индустрии Южной Африки намеревались обжаловать новый закон в суде, утверждая, что он нарушает конституцию и был введен без консультаций, но позже передумали.

И хотя многие представители алкогольной отрасли признают важность общих усилий по борьбе с коронавирусом, есть в этой среде и разочарование по поводу того, что “всех причесали под одну гребенку”, а это причиняет серьезный ущерб многим компаниям.

“Нам конец”

“Все это выглядит не здорово, – признает первая в стране чернокожая владелица пивоварни Апиве Нхусани-Мавела, являющаяся также председателем Ассоциации пивоваров Южной Африки.

Она боится, что ее малый бизнес может разориться, если запрет продлится на неопределенный срок.

“Аргументы за то, чтобы отменить сухой закон, вполне разумны. Очень многие люди сейчас без работы и прибегают к алкоголю, чтобы снять напряжение”, – говорит она.

Нхусани-Мавела признает, что более разумно разработанный подход мог бы спасти ее бизнес от коллапса, например, если бы власти разрешили ограниченную продажу алкоголя.

“Вполне возможно, что нам конец”, – соглашается Ник Смит – американец, владеющий крафтовой пивоварней под Кейптауном.

“Это единое для всех правило оказывает огромное воздействие на такие малые предприятия, как наше”, – говорит он.

Пиво варят на дому

Такой же аргумент приводит и официальная оппозиционная партия Южной Африки “Демократический альянс”, которая выступает за “индивидуализированную модель карантина”, которая бы позволила людям ежедневно иметь возможность покупать алкоголь, но только в очень ограниченные часы.

Однако радикальная партия “Борцы за экономическую свободу” назвала предложения “Демократического альянса” “убийственными” и “расистскими”, поскольку польза от нынешнего запрета по большей части сказывается в тех районах, где проживает более бедное чернокожее население.

Многие сравнивают нынешний запрет на алкоголь в Южной Африке с известным периодом в истории Соединенных Штатов 1920-33 годов, когда там, в ответ на требования христианских обществ трезвости, был введен сухой закон – что нашло свое отражение в таких шедеврах Голливуда, как “В джазе только девушки” и “Неприкасаемые”.

Продолжая эту аналогию, многие здесь опасаются, что запрет превратит производство алкоголя в криминальный промысел, как во времена Аль Капоне. Организованная преступность в ЮАР уже контролирует заметную долю производства сигарет.

“Чем дольше будет продолжаться карантин, тем глубже криминальные сети смогут проникнуть в сети производства и дистрибуции алкоголя”, – полагает Гарет Ньюхэм и напоминает, что власти уже теряют огромные деньги на акцизах из-за введенного запрета.

Сухой закон совершенно определенно затронул некие подспудные веяния здесь, в Южной Африке – стране, где еще свежи воспоминания об апартеиде; где чернокожие граждане когда-то не имели права выпивать в общественных местах, а некоторые работники даже получали выпивку в качестве вознаграждения, что породило колоссальные проблемы обществе.

“У нас, южноафриканцев, не очень хорошие отношения с выпивкой. За долгие годы эта проблема в какой-то степени вышла из-под контроля”, – говорит владелица пивоварни Нхусани-Мавела.

Но на сегодняшний день один аспект этого нового сухого закона объединил людей из разных слоев общества.

Он породил интерес к домашнему производству спиртного, что давно практиковалось среди сельского населения.

В соцсетях сейчас стали популярны видеоролики с рецептами того, как произвести свое ананасное пиво или более традиционное пиво умкомботи из кукурузы и сорго. Ну и конечно, предостережения о том, что продукт, произведенный с нарушением рецептуры, может быть опасен для здоровья.

Об авторе

Coronavirus

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *