Выжить на 10 тысяч рублей. С чем столкнулись люди, доходы которых упали из-за коронавируса

Вспышка коронавируса ударила по бизнесу в России, а значит и по доходам россиян. Русская служба Би-би-си рассказывает истории трех человек, в считанные дни оказавшихся без денег из-за пандемии.

Первым пострадал туризм. Сначала из России исчезли китайские туристы, потом компании перестали продавать туры в другие страны, а затем Россия почти полностью закрыла авиасообщение с внешним миром и ограничила внутренний туризм.

Кризис быстро перекинулся на другие сектора экономики. В стране закрыли театры и музеи, кинотеатры и фитнес-клубы. На прошлой неделе президент России Владимир Путин отправил всю страну на каникулы на девять дней. По требованию властей перестали работать рестораны, бары и торговые центры.

29 марта мэр Москвы Сергей Собянин ограничил передвижения жителей столицы. Похожие меры затем были приняты в Московской области и еще нескольких регионах.

В результате немало россиян попали под сокращение, кому-то урезали доходы, а кто-то отправился в отпуск за свой счет.

Люди разных профессий, внезапно для себя оказавшиеся почти без денег, рассказали Би-би-си, что они чувствуют и как справляются.

“Меня лишили двух вещей: любимой работы и стабильного солидного дохода”

“Я как сейчас помню: позвонила маме, говорю, мама, у меня туристы закончились, но, слава богу, есть штатная работа в офисе”, – вспоминает свой телефонный разговор в середине марта 2020 года гид Екатерина Теремшонок.

Девушка на полную ставку работала в агентстве, специализирующемся на въездном туризме, и водила по Москве и окрестностям экскурсионные группы французов и итальянцев. Треть ее дохода составлял оклад, две трети – оплата экскурсий. В сумме выходило 160 тысяч рублей в месяц. В декабре 2019 года Екатерина взяла ипотеку: “Я понимала, что у меня солидный доход и, чтобы деньги не расходились, решила инвестировать их в жилье”.

С 8 марта у Теремшонок и ее коллег начали отменяться запланированные экскурсионные группы – сначала по одной-две, а потом быстро слетели все. Но девушка не унывала: у нее оставалась работа в штате турфирмы.

“И вот только я поговорила с мамой, – вспоминает она все тот же телефонный разговор, – прихожу на работу, а мне говорят: такая ситуация – либо вообще уходи, либо оставайся один рабочий день в неделю. Четыре рабочих дня в месяц – это одна пятая одного только оклада. И вот у меня был доход 160 тысяч в месяц. Сейчас – 9 тысяч”.

Платеж по ипотеке составляет 21 тысячу рублей, плюс у Екатерины есть еще один кредит – за него нужно отдавать 11 тысяч рублей каждый месяц. Еще 8 тысяч рублей – коммунальные платежи.

“И десять тысяч хотя бы мне нужно на еду”, – скромно оценивает девушка свои потребности.

Исполнительный директор Ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе заявила на пресс-конференции 25 марта, что туроператоры, чья специализация – въездной туризм, в ближайшие месяцы недополучат около 12 миллиардов рублей.

В качестве антикризисных мер президент России Владимир Путин в своем выступлении предложил дать отсрочку на полгода малому и среднему бизнесу по всем налогам, кроме НДС, и снизить с 30% до 15% размер страховых взносов для самых пострадавших предприятий. Московские турфирмы, арендующие землю или недвижимость у города, получат отсрочку аренды за апрель, май и июнь.

“Но эти обязательства не снимаются, они переносятся, – объяснял в интервью Би-би-си бизнес-омбудсмен Борис Титов. – Как малый бизнес справится с ними потом, пока неизвестно”.

Оптимистичным сценарием Майя Ломидзе назвала старт продаж туров в июле. Екатерина Теремшонок надеется, что все наладится еще раньше, к июню. Девушка рассказывает, что переход был настолько резким, что она даже не понимает, осознала ли она в полной мере, что произошло, или осознание только еще придет.

“Меня не только финансовая сторона вопроса напугала и шокировала, мне катастрофически не хватает моих любимых туристов. Я впервые за годы делала то, что мне нравится, чувствовала себя нужной моим любимым французикам. А тут меня лишили двух вещей: любимой работы и стабильного солидного дохода”, – говорит она.

Девушке попытался помочь один из ее французских друзей, предложив прислать небольшую сумму на еду. “Я счастливая отправила свои банковские реквизиты, – рассказывает гид. – Он сделал перевод и получил письмо от своего банка: “К сожалению, мы не можем сейчас перевести ваши деньги, потому что все наши сотрудники на дистанционной работе, как только они вернутся, мы обработаем вашу заявку в первые же часы”. Мы написали им письмо, что когда вы выйдете на работу, я тут уже умру от голода”.

Пока у Екатерины остается запас еды и один рабочий день в неделю. Скандалить в офисе и требовать официального сокращения с выплатой трех окладов она не стала из стратегических соображений: по словам Теремшонок, она ценит свое агентство и считает его одним из лучших, и рассчитывает, что с возобновлением туризма ее работа и доходы вернутся к привычным объемам. “Если смотреть на перспективу, хлопать дверью неправильно. Хлопнуть дверью может человек, у которого в банке лежат деньги”, – рассуждает гид.

Деньги на платеж по ипотеке на апрель были отложены заранее. Помочь со вторым кредитом обещали родители. Потом, возможно, придется прибегнуть к ипотечным каникулам, которые Путин пообещал в своем обращении людям, чьи доходы упали на 30% и больше. В мае Екатерине должен прийти налоговый вычет, который она успела оформить до пандемии – гид рассчитывает, что это поможет протянуть еще пару месяцев.

В то, что карантин продлится дольше, Екатерина не верит: “Хорошо, один месяц люди выдержат взаперти, мы посидим дома, отдохнем, отоспимся, но потом у людей очень быстро закончатся деньги. У моих знакомых нет глобальных стратегических запасов на год, на два, чтобы спокойно пить чай на балконе, почитывая книгу. И люди скажут: да нафиг вирус, у нас есть проблемы более серьезные – кредиты, ипотеки, оплата коммунальных услуг, дети голодные. Мне кажется, больше чем на месяц не хватит ни психики человеческой, ни финансовых ресурсов”.

Пока Теремшонок старается не унывать и проводить время с пользой – читает исторические книги, потом планирует перейти на онлайн-экскурсии по музеям. “Я человек-позитив, несмотря ни на что, я стараюсь сохранять оптимистичный настрой и себе повторяю: “Катерина, не расстраивайся, когда французы вернутся, ты будешь во всеоружии, с новыми экскурсиями и историями”. И я еще больше буду дорожить своей работой”.

“Ситуация просто аховая. Хорошо, что у нас нет маленьких детей”

Иван (имя изменено по его просьбе) работает персональным водителем в одном из крупных российских ресторанных холдингов. Еще в феврале у мужчины был стабильный доход 80 тысяч рублей, который составляли оклад и премиальные выплаты, и о риске остаться без работы он даже не думал.

В начале марта в компании начались сокращения, под которые попали не только сотрудники ресторанов, но и несколько человек из транспортного департамента. Ивану и его коллегам предложили “уволиться по соглашению сторон”, но мужчина отказался.

“В нашем департаменте все подписали заявление об увольнении по соглашению сторон за исключением одного человека, которым был я. Когда мы с супругой не только просчитали финансовую сторону, но подумали и о социальной защищенности [страховке], я решил увольняться по сокращению штата. В компании были не в восторге”. В случае увольнения по сокращению штата работодатель должен выплачивать сотрудникам компенсацию.

После того, как Владимир Путин объявил эту неделю “нерабочей”, работодатель Ивана попросил его уйти на неделю в отпуск за свой счет. От чего тот тоже отказался, но в “вынужденный отпуск” мужчину все равно отправили. Будет он оплачиваемым или нет, “станет известно по выплатам”, говорит Иван.

“Ситуация просто аховая. Хорошо, что у нас нет маленьких детей. Я не могу работать на полной ставке, потому что у меня семь грыж позвоночника. И что нам делать, если мужа сокращают?” – рассуждает супруга Ивана Наталья (имя изменено по ее просьбе).

Для их семьи зарплата Ивана – единственный источник дохода. Наталья из-за болезни готова пойти на работу только с частичной занятостью, но уже долгое время не может никуда устроиться по специальности. Иван остается работать в компании еще на два месяца, но его уведомили о том, что он будет получать только оклад – 52 тысячи рублей.

“Когда мы брали ипотеку и кредиты, мы учитывали премии. Если получаешь энное количество времени эти деньги, на них уже рассчитываешь и под них берешь кредиты. А когда премии урезаются, человек остается один на один с банком, и что делать, неизвестно”, – говорит Иван.

Пока Иван дорабатывал последние дни перед “нерабочей неделей”, Наталья пыталась выяснить, на какие компенсации для граждан, озвученные президентом, их семья может рассчитывать. Они выплачивают ипотеку и два кредита – в сумме ежемесячно по 60 тысяч рублей.

“Я позвонила в банк узнать, как они предоставляют эти кредитные каникулы [о которых говорил Путин]. Оказалось там все хитро – у тебя либо должен быть больничный, подтверждающий коронавирус, либо больничный, подтверждающий, что ты общался с кем-то, у кого коронавирус, либо справка с работы о том, что тебя уволили из-за коронавируса. Но какой адекватный работодатель такую справку даст?” – рассуждает Наталья.

В качестве одной из антикризисных мер Путин пообещал предоставить россиянам возможность обращаться в банки для приостановления срока исполнения обязательств по выплате кредита в случае, если доходы сократились на 30% и больше. Позже мэр Москвы Сергей Собянин также объявил о компенсационных выплатах людям, потерявшим работу. В Москве размер компенсации должен составить 19 тысяч 500 рублей.

“Но опять же непонятно, как они будут определять, уволили ли людей именно из-за коронавируса, – говорит Наталья. – Коллеги супруга уволились по соглашению сторон, а значит сами изъявили желание и сделали это не вчера, а две недели назад [в середине марта]”.

С начала марта ресторанный бизнес несет большие убытки из-за снижения числа посетителей, многие из которых из-за распространения коронавируса перешли на удаленный режим работы. Уже в середине марта рестораторы сообщили правительству о больших финансовых потерях – в федерации рестораторов и отельеров говорили, что обороты в ресторанном бизнесе упали от 30% до 90%. На неделе с 28 марта по 5 апреля, согласно указу Сергея Собянина, все заведения общественного питания и вовсе должны быть закрыты (могут работать только на вынос).

После заявлений Путина многие предприниматели сказали, что не в силах будут выплачивать зарплаты своим сотрудникам во время объявленных “каникул”. Рестораторы просили правительство помочь их бизнесу. “Если меры [по поддержке бизнеса] не анонсировать, у предпринимателей не останется другого выхода, кроме как увольнять людей”, – заявил в открытом письме основатель сети ресторанов “Теремок” Михаил Гончаров.

30 марта Ивану вместо обычных 21-22 тысяч рублей аванса на карточку пришло около девяти тысяч рублей. Наталья говорит, что они с мужем готовы побороться за рабочее место и единственный для их семьи доход. При этом они осознают, какая нагрузка легла и на руководство компании, в которой работает Иван, и на весь ресторанный бизнес из-за принятых карантинных мер.

“Единственная надежда на правителей, что они прикажут тем же банкам не собирать бумажки, а объявлять [кредитные] каникулы для всех, кто к ним обратился. Работодателям тоже руки вывернули. Они платят зарплату из своего кармана. Им ведь не государство будет оплачивать [компенсировать выплаты за] эту неделю”, – сетует Наталья.

Сбережений у семьи нет, все деньги они тратили на выплаты по ипотеке. Если будет совсем тяжело, Иван и Наталья думают переехать в Подмосковье в квартиру родственников, а свою, московскую, сдавать. Они не верят в то, что все снова откроется после 5 апреля. “Дай бог, что через неделю все нормализуется, но я думаю, что эта катавасия продлится еще полтора-два месяца”, – прогнозирует Наталья.

“Буду тренироваться дома, так как фитнес-клубы закрыты. Качать пресс, отжиматься – все это можно делать в домашних условиях, – говорит Иван. – Я взял годовую аскезу в отношении алкоголя и даже не могу себе позволить выпить. Конечно, все, что происходит, довольно-таки страшно. Может быть, до людей это не дошло пока”.

“Люди сейчас помогают с открытой душой”

Актриса Екатерина Андреева в середине марта написала в фейсбук-сообществе Flats for Friends пост с вопросом к участникам: можно ли попросить квартирного хозяина снизить аренду в два раза или хотя бы на четверть из-за эпидемии коронавируса и возможного введения ЧС.

Девушка работает в государственном театре, ее доход складывался из оклада в 30 тысяч рублей плюс гонорары за каждый выход на сцену. Андреева играет ведущие роли сразу в пяти постановках, в том числе Нину в “Чайке” и Катерину в “Грозе”, и обычной зарплаты ей хватало на жизнь и аренду квартиры вдвоем с подругой. Квартира обходилась девушкам в 35 тысяч плюс коммунальные расходы.

16 марта мэр Москвы Сергей Собянин своим указом временно закрыл театры в связи с пандемией коронавируса. Сейчас ближайшие спектакли в театре, где работает Андреева, назначены на 12 апреля, но, как считает девушка, “это очень оптимистичное расписание”. Глава министерства культуры Ольга Любимова заявила, что убытки от закрытия театров институция только начала подсчитывать.

Из-за отмены спектаклей Андреева столкнулась с необходимостью выживать на десять тысяч в месяц – столько у нее остается после оплаты своей части жилья. Преподавать танцы в условиях карантина тоже невозможно. У Андреевой есть диплом переводчика и преподавателя английского языка, но девушка никогда не работала по этим специальностям.

“Я в растерянности полной, я не знаю, как можно зарабатывать деньги”, – признавалась Андреева в интервью Би-би-си.

Пост Андреевой во Flats for Friends собрал почти 900 комментариев. “Люди разделились кардинально: кто-то говорил, что у арендодателя те же проблемы, кто-то очень резко писал “уезжайте туда, где у вас нормальный доход будет”, а кто-то – что эта ситуация общечеловеческая и надо прежде всего помогать друг другу”.

Вернуться в родной город, где у девушки есть квартира, невозможно – жилье сдается в аренду, и деньги идут на жизнь ее бабушки.

В итоге девушка все-таки решилась на разговор с квартирным хозяином. “Сначала написала сообщение, спросила, как он вообще отнесется к разговору о скидке, он ответил: да, подумаем, решим, звони”.

Екатерина собиралась с духом почти две недели: “Вот только сегодня я позвонила, он спросил: “Ну говори, сколько тебе надо?” – “Было бы хорошо минус 10 тысяч”. – “Ну ладно, все мы люди, понимаю, что спектаклей нет в театре”. – “Точно согласны?” – “Да-да, все нормально”.

Как рассказывает девушка, коронавирус в целом укрепил ее веру в людей. Точно так же в “Фейсбуке” актриса спросила, нет ли у кого-нибудь дома за пределами Москвы, где можно переждать карантин, и получила четыре или пять предложений от друзей с вариантами или бесплатными, или за символические деньги.

Сейчас Андреева собирается в дом подруги в Рязанскую область – там есть большой зал, где она сможет репетировать и танцевать. Подруга разрешила жить бесплатно, за мелкий ремонт по дому и оплату коммунальных услуг.

“Люди сейчас сопереживают друг другу и помогают с открытой душой, – рассуждает Андреева. – Понятно, что цены на дома в Подмосковье взлетели за последнюю неделю, но все равно остаются люди, которые готовы вообще бесплатно предложить жилье”.

Об авторе

Coronavirus

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *